22:31 

Всё завалило снегом. Почти в рост моей собаки (он, конечно, мелкий, но всё же), что делает прогулки совсем безрадостными. И вообще ходить можно только по протоптанным тропинкам. Одноклассники ждут, когда отменят школу. Вот уж точно, надежда — глупое чувство.
Я опять устал, сам не знаю от чего. Наверное, много думаю о всякой фигне и суечусь. Иногда хочется переложить свой мир на чьи-нибудь ещё плечи и лечь отдыхать. Потом вспоминаю, что это невозможно по техническим причинам. Потом думаю, что если бы было. Что бы я делал без своего мира, интересно?
А так... делаю что-то по информатике. ЕГЭ — такая скучная штука, оказывается. Хотя чего я ожидал? Решаю задачи по физике на теорию относительности. Они тоже скучные, в одно действие все, даже понимать ничего не надо, просто чиселки в формулу подставлять. Продумываю будущие рисунки. Вчера раскрашивал динозавров для Марка (Марк — это вообще отдельная история, если вкратце, чувак, который ведёт разговорный клуб по английскому. Как бы препод, но не мой, потому что я вообще там не учусь. Я какое-то время с ним переписывался, но ничего путного из этого не вышло). А потом ещё писал на обратной стороне листочка про то, как определяли их цвет. Не всех, конечно, а только тех, у которых нашли перья. Зачем Марку динозавры? Не знаю, мне кажется, это смешно. Он не поймёт, ну и ладно.
Сижу, накинув одеяло на плечи. С ним жарко, без него холодно. Чувствую, как мозг медленно плавится. Если там ещё есть чему плавиться, конечно. Смотрю в экран, понимаю, что больше-то и нечего сказать о своей суетной жизни. Хотя происходит много всякой ерунды.
Вспомнил, что ещё не сделал домашку по химии. Блин.
А ещё завтра самостоятельная по алгебре. Мы проходим интегралы. Они забавные, но я пока не очень представляю, что с ними можно делать. Вообще, математика в старших классах самая интересная. А может, дело в том, что у нас преподаётся как следует только математика. В дни, когда её нет, по сути ничего не делаем. Кстати, про ничего не делаем, да. Все же начали учить вальс к последнему звонку. Все, кроме меня и ещё нескольких человек. Это тоже немного забавно, люди периодически докапываются, чего это мы не танцуем. Зато на репетициях можно домашку делать. Кстати, про домашку. Надо всё-таки пойти сделать химию. И, может, окно открыть.

21:39 

У меня уже не то чтобы много громадных неотложных дел. И время, вроде, есть. Только восприятие его в какой-то момент изменилось, и теперь вечно кажется, что ничего не успеваю. Не могу спать днём дольше пятнадцати минут, потому что начинаю нервничать, что не закончу вовремя что-то важное. А мысль, что заканчивать, в общем-то, нечего, как-то успешно игнорируется. По этой же причине не могу спокойно смотреть мультики или читать до того, как завершу все дела. Вроде, не дёргаюсь сильно, но постоянно уставший. Не физически, не эмоционально, а просто как-то в целом. Оно и не заметно, пока чем-то занят, но стоит лечь на кровать и начать пялиться в потолок, как утомление заполняет до краёв. Но это так, мелочи. Жить можно, попутно желательно как-нибудь выправить.
Не так давно задавали по русскому доклад про какого-нибудь выдающегося человека. Почему-то обязательно русского. Подумал, что это мой шанс как-то просветить одноклассников, написал про Яну Кирей-Ситникову и её книгу. Запарился адаптировать изложенные там теории, упростил всё насколько мог. Около недели работал, правда, исключительно вечерами. Добился разрешения выступить (впрочем, ничего особенного делать не пришлось, благо учительница русского у нас адекватная и разрешает высказывать свои мысли). Потратил ещё полдня на подготовку, понял, что выбиваюсь из регламента по времени, понервничал. Выступление назначили на четверг. Сказал учительнице, что мне понадобится минут десять минимум, а не пять. Она разрешила. В итоге проговорил почти весь урок, потому что одноклассники поназадавали кучу вопросов. Это хорошо, значит, им не плевать. Может, даже запомнят что-то, хотя я особо не рассчитываю. Если хоть кто-то что-то из этого вынес — просто замечательно, если нет — я сделал всё, что мог. Вообще, началось всё с мысли, что для человека, который хочет изменить мир, я чертовски мало делаю, а этот доклад... не бог весть какая возможность, но упустить ещё и её было бы совсем глупо. Короче, затеял я всё чтобы заставить народ задуматься и потому, что это самое разумное, что я мог сделать с сложившейся ситуации. В долгосрочной перспективе это никуда не идёт, что я прекрасно понимал изначально, вот только... меня внезапно перестали нервировать выступления на публике. То есть раньше я просто игнорировал все эмоции и свои трясущиеся руки заодно, а теперь... кажется, просто перестал переживать. Теоретически я понимал, что однажды, после определённого количества выступлений, этот дурацкий страх пройдёт сам собой: просто он был тем, что осталось от некоторых давно решённых проблем. Понимал, а всё равно не ожидал, что это будет так внезапно. Впрочем, как дела обстоят теперь ещё предстоит выяснить.
В четверг же начались курсы подготовки к ЕГЭ по информатике. Гоняли числа из одной системы счисления в другую. Решали какие-то странные задачи, мало относящиеся к реальной жизни. Штука в том, что они легко решаются, если использовать определённые приёмы. Но если видишь такую задачу в первый раз (а если не готовиться специально, вероятность увидеть её в первый раз довольно высока, ибо просто так в жизни их никто не решает) — нужно время, чтобы сообразить, что к чему. А времени на экзамене в обрез. В общем, натаскаться-то я натаскаюсь, но в целом всё равно ерунда какая-то получается.
Сегодня всем классом ходили в поликлинику. Проторчали там два урока. Всё это время просто стояли в очереди, чтобы сдать кровь. Мне два раза палец укололи: кровь такая же ленивая и инертная, как я сам. Успели вернуться к физике, чего не ожидал никто, включая физичку. Поэтому она заполняла какие-то документы, а мы смотрели видеоуроки по специальной теории относительности. Там чувак объясняет всё намного лучше нашей учительницы, так что было интересно. Жаль, большая часть класса не оценила.
На самом деле произошло ещё много всего, но я опять чувствую себя уставшим, сил и концентрации не хватает, чтобы раскладывать всё по полочкам. Их сейчас хватит разве что на пару серий мультсериала: одноклассница, мельком видевшая "Юные Титаны, Вперёд!", сказала, что у меня голос как у Рэйвен. Не знаю, насколько это правда, но мульт оказался на удивление неплох.

20:35 

Городские этапы олимпиад. Мда. Ну, на литературе хоть две ручки халявные дали, не зря сходил. Да и задания были ничего, в одном даже текст про смерть накатал так, что более-менее по теме получилось, хах. Как я вообще попал на литературу? По идее не должен был, но там какая-то сложная схема. Забавно. Мне ведь совершенно не нужны никакие достижения в этой области (более того, олимпиады, на мой взгляд, достижения сомнительные), да и писал в них всегда только то, что думаю, не особо запариваясь, кому это надо и понравится ли. Ну и зачем тогда?.. Ай, чёрт с ним, последний год. Хотя... в последнее время всё чаще думаю, что эта надежда, что в университете всё как-нибудь образуется, устаканится и встанет на свои места, в высшей степени наивна. Так что, вероятно, придётся ещё потрудиться, организуя нормальную жизнь. Ладно, если что — не жилец и был, как говорит математичка.
Времени нет вообще. И дело сейчас даже не в объёме домашней работы, хотя меньше её и не стало. Просто я внезапно взялся совершенствовать английский, поэтому большая часть времени, не занятого другими делами, отводится теперь на это. Не тем занимаюсь перед экзаменами, ох, не тем: все чего-то суетятся, готовятся, а я даже задания толком не видел. И не хочу. И вообще, вся эта возня с ЕГЭ и поступлением заставляет чувствовать, как я планомерно становлюсь частью системы, к которой никогда не питал особых симпатий и как легко вписываюсь в схему школа-университет-работа-пенсия-смерть. С другой стороны, а что ещё делать? Не вообще, а вот именно сейчас, когда надо в любом случае как-то продолжать образование. Да и работу потом искать надо будет, без неё все мои жизненные цели так и останутся исключительно в голове. Из альтернатив пока только сидеть ждать чуда или идти жить в коробку под мостом...
Я всегда беспокоился за свои планы, отчасти потому, что долгое время не встречал особой поддержки, а потом стало попросту поздно, отчасти потому, что не было перед глазами примеров людей, которым что-то подобное удалось. Вот и теперь думаю: а вдруг в какой-то момент окончательно впишусь? Останусь здесь, затеряюсь в рутине, буду приходить уставший с работы и садиться перед телевизором. И всё, прощай, Канада, прощай, искусственный интеллект, прощай, изменение мира и прочее. Не жилец и был, так что ли? Штука в том, что способа разделаться с этими мыслями нет. Никакие слова меня уже не переубедят, живых примеров в ближайшем окружении пока так и не предвидится, да и потом, надо держать в голове все варианты развития событий, чтобы хоть как-то ориентироваться. Впрочем, времени думать и ориентироваться тоже почти нет. Весь мир — бардак.
В голове каша, потому что болею. Впрочем, сейчас вообще кажется, что эта вата в голове, недосып, периодически заложенные уши и кашель и есть моё постоянное состояние. Хотя теоретически знаю, что недавно дела обстояли совсем иначе.

03:46 

Итак, до каникул я был страшно уставшим, вечно невыспавшимся, в жизни была куча планов и незавершённых дел, недочитанных книг, недодуманных мыслей. А теперь, когда каникулы уже вовсю идут, я... страшно уставший, вечно невыспавшийся, с кучей планов, дел, мыслей... ну, хоть книги некоторые дочитал, и то хорошо. Вообще, как-то нелепо всё получается. Сегодня вдруг подумалось, что, может, всё, теперь так всегда будет, эта череда рутинных задач никогда не закончится, они будут только сменять друг друга, а я — вечно метаться и страдать, что ничего не завершено. Сложно сказать, мои ли это заключения, или с недосыпу привиделось, но жесть, конечно.
Хочется просто лежать и пялиться в потолок, в ожидании каких-нибудь путных идей, но я-то знаю, что усну, так и не дождавшись ничего путного. Поэтому пока можно поговорить и про те, которые есть.
Не помню, писал ли раньше, но одиннадцатый класс — полный отстой. Такое ощущение, что на нас все забили. При этом всем что-то надо, и никого не заботит, какими средствами это будет достигнуто и чем придётся жертвовать. Как будто у одиннадцатиклассников в принципе не может быть никакой жизни, окромя учёбы. Даже на каникулы не отпустили без двух сочинений, трёх вариантов экзамена по русскому, одного варианта и кучи других заданий по математике... И ещё чего-то там. Я хоть и сделал всё в первые же дни, но перебесился знатно. Вообще не уверен, что хоть раз чувствовал себя живым за эти полгода. Ну, ладно, полгода — срок немалый, а память у меня дырявая, но за четверть — точно ни разу. И сейчас не чувствую. Даже будильник на следующее утро не ставить не могу, потому что не хочу ничего проспать. Не то чтобы я в полной мере осознал ценность времени, это просто какая-то дурацкая нервная фигня. Как-то всё получается слишком пусто, бессмысленно и тупо. Смотрю назад на свою суету и ничего не нахожу.
А каникулы вполне ничего, да. С другом, который временно живёт у меня (кстати, интересный опыт и возможность узнать что-то новое, не только о другом человеке, но и о себе) вечерами смотрим всякую ерунду. Позади уже "Антихрист", "Меланхолия" и "Древо жизни". Не моё, ох, не моё. Но на посмеяться сошло. Периодически появляются занятные мысли по поводу рисунков и рассказов, но их всегда недостаточно для одной цельной работы. По поводу других дел... вроде, планы есть, даже не то чтобы невыполнимые, но я всё равно переживаю, что не успеется. Потому что привык, что каждое незначительное дело тянется вечность. А вечности у меня нет.
А ещё я столько всего здесь упустил, погружённый в суетную и шумную реальную жизнь, что, возможно, никогда уже не наверстаю. Во всяком случае, сейчас кажется именно так.

00:46 

Кажется, в одной из последних записей я упоминал, что у меня наконец-то появилось свободное время и началась какая-то жизнь. Так вот, вскоре после этого начались вторые этапы олимпиад и подготовка к защите курсовика по программированию, которые поглотили меня целиком. Сейчас всё уже позади и лишний раз говорить об этом совсем не хочется. Есть у моих впечатлений какой-то переходный период, когда они уже недостаточно свежи, чтобы яркими красками стоять перед глазами, но ещё недостаточно пережиты, чтобы служить пищей для размышлений и вспоминания.
Впрочем, говорить вообще не хочется. С другом договорились написать друг другу письма на Новый год, я только что закончил своё и чувствую себя эмоционально выжатым. В смысле, то немногое из эмоций, что во мне было, пришлось пустить в ход, поэтому сейчас я не чувствую ровным счётом ничего. Сижу, пялюсь в экран, пытаюсь мысли в кучу собрать. Думал же о чём-то до того, как уселся за клавиатуру.
Хотел бы сказать, что вот теперь точно всё, всё вернулось на круги своя, заданную на каникулы домашку я сделал, о подарках всем позаботился, даже пыль протёр в квартире, снова можно жить, но... второй раз облажаться будет уже не так смешно. Так что не буду загадывать.
Новый год подошёл как-то незаметно, никаких особых чувств или желания праздновать у себя не наблюдаю. Ну и чёрт с ним, я ведь могу просто жить, корректируя свои планы в зависимости от ситуации.
Что ещё произошло за это время... я обстриг свои длинные патлы, перекрасил то, что было розовыми прядями, в рыжий, нарисовал кучу всего, сидя на скучных уроках, окончил полугодие на отлично, с трудом перебарывая отвращение к системе образования в целом и школе в частности, защитил курсовик, дочитал книгу, которую давно уже мучил и ещё одну, которую купил, когда с Машкой были на одной странной выставке (это оказался сборник рассказов, в одном из которых говорилось, что люди — это злые чебурашки, с которых сняли шкуру), скупил с другом весь глицерин в аптеке на первом этаже дома (лично мне эта история кажется во истину эпической, может, однажды, даже сподоблюсь написать)... много всего произошло. Однако у меня по-прежнему не так много свободного времени, как хотелось бы. Меньше, чем во все предыдущие годы, наверное. Зато несколько дней назад я наконец почувствовал, что бессмысленная суета отступила и я снова могу дышать. Значит ли это, что я просто забыл что-то сделать? Очень может быть.

02:29 

Время появилось, но я совершенно разучился его распределять. Как следствие — громадьё планов, куча параллельных незаконченных вещей, и я такой прекрасный стою посреди всего этого, смотрю вокруг, соображаю, за что взяться. Столько всего происходит, а я ни на чём толком сосредоточиться не могу.
Прошёл во второй этап в одной стрёмной олимпиаде, в которой не хотел никуда проходить. А этап командный. Не знаю, что теперь делать и как жить... Почти все каникулы прошатался (и просидел на кухне) с друзьями. Отметили Хэллоуин с макияжем и настольными играми. Нашли неплохую кондитерскую в... хм... не самой посещаемой части города. Сходили на выставку рисунков и фотографий, где я купил две странные книги. Одну уже прочитал. Всё это с разными людьми, само собой. Сегодня приехал Макс, начали делать мой курсач по программированию. Чувствую себя невероятно тупым, а он как-то по-детски восхищается тем немногим, что я делаю и понимаю. Опять много говорит о том, какой я молодец, а я просто не могу воспринимать это серьёзно.
Даже не знаю, что ещё добавить: мысли сейчас заняты другим. Надеюсь, всё хоть когда-нибудь вернётся в привычное русло, а то чувствую себя потерянным.

23:24 

Я жив, я просто впрягся в кучу олимпиад, дистанционных и не очень, в которых один фиг никуда не пройду, и всё это время их делал. Ну и жесть.
Нет, правда, это было ужасно: последние две (две ли? я совсем выпал из жизни и понятия не имею, сколько времени прошло) недели я даже не верил, что череда обязанностей и дедлайнов когда-нибудь закончится и всё снова будет нормально. Да и сейчас сомневаюсь. Не уверен, что помню, что такое "нормально". Что-то подсказывает, что это когда есть время читать книжки и раскрашивать страницы комикса, а домашку не обязательно делать в школе с кипящей головой, чтобы всё успеть. Когда есть время смотреть в окно и думать о жизни, заниматься какой-нибудь ерундой, тратить время впустую... Я теоретически знаю, что так всё и должно быть, но пока не могу представить, что будет. И если бы можно было начать этот учебный год сначала, я бы всё сделал по-другому и жил в своё удовольствие. Ну да ладно, что уж теперь.
Отчасти так тяжело было потому, что курсы из моей жизни никуда не делись. То же программирование отнимает три с половиной часа в среду, не считая времени, затрачиваемого на дорогу. И... вроде, всё классно, вроде, мы начали оконные приложения и делаем прыгающих жаб, лампочки, чпокеры и всякую забавную ерунду. А чувства всё равно какие-то странные от этого. Как... недостаток взаимодействия, что ли. Впрочем, в начале прошлого семестра тоже так было. Думаю, штука в том, что для комфортного существования там, мне нужно иметь хотя бы приблизительное представление о преподавательнице как о человеке. То есть не теоретически знать, что она меня не покусает, а именно чувствовать это. А я пока очень слабо представляю, что и в каких ситуациях от неё ожидать. К тому же, на четвёртом семестре никто уже особо не контролирует твою работу: видимо, считается, что все взрослые люди, сами как-нибудь разберёмся — а мне от этого иногда кажется, что всем немного на всё пофиг. Но, опять же, такое уже было и прошло, наверное, и в этот раз долго не продлится.
Французский теперь по четвергам и субботам. Знаем уже аж два времени. Я всё понимаю, а самостоятельно составлять предложения и говорить сложно. А ещё, по мере изучения спряжений, родов и всякой такой жути, всё отчётливее понимаю, насколько сложный для иностранцев русский язык. В нём же этого ещё больше. Но в остальном — здорово. Нас там всего трое: я, друг и преподавательница — к новым людям привыкать не надо, преподавательница классная, с ней можно болтать и шутить шутки. Атмосфера создаётся лёгкая и спокойная, что вообще бесценно для меня сейчас.
А по субботам разговорный клуб по английскому. Необычная для меня штука. Вот где куча незнакомых людей, с которыми надо взаимодействовать... но говорим мы не так много, больше играем и смеёмся. Странно и совсем не соответствует ожиданиям, но мне нравится. И, опять же, атмосфера там тёплая и дружелюбная. А ещё мне нравится препод. Не как препод, а... чёрт, а вот даже не знаю, как кто. В последний раз я влюблялся лет в четырнадцать, когда был чуть ли не другим человеком, так что понятия не имею, что чувствовал бы теперь в такой ситуации. Поэтому как-то однозначно обозвать свои чувства тоже не могу. Вроде, не похоже, хотя... Само собой я его идеализирую, потому что не знаю, но во что это вылилось — без понятия. Слишком много всего. Слишком сложно. И, кажется, я немного проел мозг на эту тему другу, который ходит туда со мной. С другой стороны, возможность обсудить всё с ним реально спасает. Даже сейчас вот спокойно пишу.
А так... в голове каша, в жизни бардак. Скоро настанет время обратно встраиваться в реальность.

23:21 

Много всего произошло за эти несколько дней, но сейчас я чувствую себя каким-то... опустошённым, что ли. Сложно подбирать слова, потому что вообще-то я не очень эмоциональный, и мало какие чувства достигают такой интенсивности, чтобы их можно было как-то точно охарактеризовать. В общем... по моим меркам мне очень печально. Так что, возможно, вся эта запись скатится в пессимизм и сетования на жизнь.
Но начать всё же постараюсь с чего-нибудь светлого. Несколько людей, видевших мои рисунки (в основном случайно, потому что рисую в школе на особо скучных уроках), сказали, что это классно и мне нужно их куда-нибудь выкладывать. И я задумался, почему этого не делаю. Я просто не считаю никакие свои работы чем-то выдающимся. Они могут быть нормальными, и тогда я радуюсь, но чувства наподобие "это шикарно, все должны видеть это" у меня никогда не возникало. А тут я подумал, что, может, не в этом фишка. Может, не обязательно ждать вечность, пока начну создавать шедевры, чтобы делиться своими работами. Вроде, такая очевидная мысль, а у меня долгое время в голове не укладывалось.
Потом одним вечером в гости зашёл Макс, чтобы уже утром покинуть город. У меня всегда смешанные ощущения от его приездов: с одной стороны, с ним интересно и есть о чём поговорить, с другой... Во-первых, поговорить нам не всегда удаётся, по разным причинам. Во-вторых... глупо прозвучит, но он слишком меня хвалит. Это как-то тяжело и немного неловко, может, потому что я такой покалеченный жизнью и не воспринимаю похвалу нормально: я обычно подозреваю либо сарказм, либо какой-то подвох, либо просто начинаю чувствовать, что не заслужил такого хорошего отношения. А тут это ещё и действительно переходит какие-то границы по объёму. И он до сих пор вспоминает курсовик, который помогал мне делать, и говорит, какой я молодец. А я даже не могу сказать, что с моей стороны всё выглядело совсем не так. Для меня я не мог выбрать тему, потом пришёл Макс, который царь и бог, нашёл классную задачу, которую я вообще не представлял, как решать, разбил её на отдельные куски, написал словами, что где нужно сделать, ещё и код мой проверял, и обсуждал со мной, и советы давал. То есть в своём представлении я сделал то, что мог сделать кто угодно другой, даже особого ума не требовалось на это. А он, оказывается, думал, что я забью и возьму задачу попроще, и какой я молодец, что добил эту. И я не знаю, что ближе к истине. А в-третьих, Макс пытается давать какие-то жизненные советы, которые мне не очень нужны, и я даже не знаю, как реагировать. Как-то так, да.
А ещё у нас с ним и матерью речь зашла про однополые отношения. В итоге я пересказывал какие-то научные исследования, глядя на свою трясущуюся руку и пытаясь сообразить, не дрожит ли голос, мать, по её собственному выражению, в ужасе от того, сколько я знаю по этой теме, Макс... Макс сказал, что я перевернул какие-то там его представления. Но я не знаю, что он в итоге понял, потому что на практике никаких проявлений перемен я не заметил. Может, на это нужно время, не знаю. Вообще не знаю, что теперь будет и что мне в связи с этим делать: раньше я старался не обсуждать с семьёй действительно волнующие меня темы, чтобы сильно их не пугать. Короче, перенервничал я.
А сегодня мы с другом ходили на первое занятие разговорного клуба по английскому. И я, похоже, уже забыл, какими утомительными могут быть люди. То есть, пока мы сидели там, играли в игры и шутили шуточки, всё было хорошо, а потом я вышел из кабинета и нечеловеческая усталость навалилась на меня. Даже не знаю, почему. Может как раз из-за того, что они очень много смеются. Может, дело в том, что говорить надо было то, что в каждом отдельном задании более уместно, а не то, что ты думаешь. Может, просто слишком много новых людей за раз, с которыми надо как-то наладить контакт. А может, штука в том, что препод показался мне интересным человеком, но серьёзно о чём-то мы с ним вряд ли когда-нибудь поговорим, потому что на занятиях только игры и шуточки, а после оставаться как-то не комильфо.
В итоге я сейчас просто сижу на кровати, накинув на плечи одеяло, и печалюсь. Даже не знаю, что ещё можно делать.

23:59 

С самого начала года (учебного, само собой) не выдавалось буквально ни одной свободной минуты. Но вот я заболел, завтра не иду в школу, а значит могу делать что хочу. Например... домашку. Ну, или думать, что писать на ближайший конкурс сочинений. На кой чёрт я вообще соглашаюсь в них участвовать? Или покрасить вторую страничку комикса, которую сегодня рисовал на особенно скучных уроках. Или нарисовать что-нибудь из списка, который мне подкинула Полина. Или начать книжку, которую хотел. Мда, у меня столько свободного времени нет, сколько планов на него. Зато не трудно успевать выполнять обязанности, и вообще я какой-то ненормально бодрый в последнее время. Даже убивать по утрам почти не хочется, ужас. Думаю, это временное явление и рано или поздно меня отпустит, поэтому пока наблюдаю со стороны. Впрочем, самое важное всё равно ещё впереди: программирование начинается только с двадцатого. Опять новая группа, новая преподавательница, заново ко всем привыкать... А ещё я намерен подписаться на участие в какой-то нечеловечески пафосной олимпиаде по физике и информатике, которая может дать какие-то плюшки при поступлении. Не то чтобы я действительно на что-то рассчитывал, так, просто, почему бы и нет.
В школе в основном происходит всякая фигня, но радует, что никто сильно не давит по поводу экзаменов: можно по-прежнему о них не беспокоиться. А ещё, в связи с переводом Халвы в параллельный класс, в моей жизни сильно поубавилось общения с людьми. И это прекрасно, потому что желания активно с кем-либо взаимодействовать сейчас нет, наоборот, хочется тихо сидеть в углу и заниматься своими делами. Наслаждаюсь, пока есть возможность.
Мысли разбегаются, я даже не помню, чем занимался две недели. Видимо, делал домашнее задание. Ещё рисунок для Машки закончил, правда, не могу понять, нормально ли получилось: слишком долго смотрел на него. Написал стих, чего обычно не делаю, потому как разочаровался в них как в способе выражения мыслей и чувств. Все прочитавшие живы, что уже неплохой результат. Ещё было одно сочинение для конкурса, которое, вроде, неплохо вышло, но я всё же не могу сказать, что доволен. Никак не могу собраться с силами и дописать рассказ про зонтики. Уже поругался с информатичкой, пусть даже не я один такой. Хотел сходить на квирфест, но он 18+, так что ничего мне не светит. Вот, кажется, и всё.
Завтра, может, опять доползу сюда и напишу что-нибудь более внятное, но обещать не могу.

22:18 

Ну что ж, первое сентября пережили, осталось пережить весь оставшийся год.
В этом году наша школа отмечает юбилей, поэтому в дополнение к обычным шарикам были закуплены понтовые: здоровенная золотого цвета пятёрка и такой же ноль. Уж не знаю, кому они были доверены, но ноль улетел сильно раньше времени, о чём нам с серьёзным лицом сообщила классная руководительница. Я серьёзное лицо сохранить не смог, потому что это событие вобрало в себя всю нелепость и не слишком высокий уровень организации мероприятия. Впрочем, с тем, что от них зависело, мои одноклассники справились отлично, претензии не к ним... Новым нулём нарекли просто большую связку шариков и отпустили их с пятёркой, будто так и надо. Потом мы торжественно сопровождали первоклассников в их кабинет. Я пытался предупредить девочку, которую вёл за руку, что это на одиннадцать лет, что сначала будет легко, но в какой-то момент начнётся жесть и ад, и лучше бежать пока не поздно. Она мои слова восприняла скептически, ну и ладно.
За этим следовала часовая фотосессия (а то как же, для выпускного альбома же фотки нужны), которая утомила больше всего: я и так не люблю фотографироваться, а тут ещё солнце постоянно в глаза светило. Почему-то было решено, что всем нужно сделать дофига фоток, а потому просто слиться с забором или стеной у меня не вышло. В общем, где-то на не блещущих оригинальностью групповых фотографиях есть и моя хмурая рожа.
После этого был классный час, из которого все вынесли следующее: астрономии не будет, зато в неделю будет три истории и два обществознания (потому что какие ещё предметы нужны в физмат классе), ещё четыре информатики, но информатичка, которая ведёт у моей группы, на больничном, поэтому нас ждут либо совместные девять кругов ада со второй группой, либо замещения с каким-то чуваком, который в нашем классе ещё никогда ничего не вёл. Химия всего одна будет, предчувствую какую-нибудь жесть. С элективами вообще ничего не понятно, что, впрочем, не ново, в прошлом году так же было. В конце заставили написать письмо себе в будущее, вроде как чтобы прочитать в конце года, поностальгировать, посмотреть, что сбылось, а что нет. Написал будущему себе, который не сдал экзамены и живёт в коробке под мостом. Будет весело, если это потом надо будет читать вслух.
Потом всех загнали в кабинет информатики и заставили проходить тест на профориентацию. Одиннадцатый класс, скоро уже за выбранные экзамены расписываться, самое время. Потыкал там что-то, ничего нового не узнал, ушёл.
В общем, для первого дня вполне ничего. Потому что самая жесть будет завтра: математика, физика, две информатики, физ-ра и английский. Зато сразу осознаёшь, что всё, прощай, лето, прощайте, нервные клетки, бодрость и хорошее настроение. Хотя нет, что-то рано я, может, завтра-то ещё обойдётся.
P.S. Нам как обычно выдали стрёмные одинаковые дневники, и я как обычно оформил его в соответствии со своими представлениями о прекрасном:
Как-то так

16:41 

Пошёл в школу на медосмотр, но всем было велено задержаться ради какой-то бесценной информации и репетиции первого сентября. Ничего во истину бесценного не сообщили, зато я узнал, когда и куда выходить с шариками. Почти час ради этого отсидел. А по сути нужны там были только люди, действительно задействованные в линейке: те, кто танцует, поёт, читает стихи... эээ... несёт первоклассницу. А так как я ничего из перечисленного делать не вызвался, я в числе группки таких же ничего не делающих людей просто выхожу в конце танца, чтобы постоять рядом с одноклассниками.
Немного удивляет, что остальные так легко соглашаются участвовать. И не похоже, что им это интересно или нужно, но всё равно соглашаются и на репетиции ходят. Странно, я как-то привык думать, что почти все считают это бессмысленной обязаловкой. Но почему тогда так мало людей отказывается? Неужели действительно хотят принять участие? Ко всему прочему Халва (не помню, упоминал ли момент, когда Клава стала Халвой, это, кажется, было вечность назад), с которой в школе я общался больше, чем с остальными и которая обычно выслушивала все мои комментарии по поводу того, какое это мероприятие наигранное и бессмысленное, перешла в параллельный класс, так что мне даже не с кем будет поговорить: больше никто, похоже, не поймёт. Впрочем, теперь задумываюсь, такое ли бессмысленное. Не знаю. Им хочется это делать, или они просто плывут по течению? Последнее кажется более вероятным. Сразу вспоминаю старших родственников, в спорах с которыми постоянно слышал этот совет. Плыть по течению, смириться с тем, что ничего не можешь изменить. Меня эта мысль всегда раздражала... Они изменились, переняв эту идею, или такими и были, а я просто слишком мало внимания обращал, чтобы заметить?
В общем, ясно только, что я буду чужим на этом празднике жизни. Зато, как и намеревался, буду наблюдать, думать, и шутить мрачные недошуточки, пусть и только в голове, потому что некому их рассказать. А ещё приду в чёрной рубашке, плевать, что просили в белых: у меня траур по счастливой и беззаботной жизни. Буду чувствовать себя сволочью, которая всё портит, но приду.

02:54 

Так уж вышло, что в последнее время (ну как последнее, всё лето, наверное) я слишком многое говорил вслух, поэтому потребность писать сюда отпадала, хотя произошло много всего. Не могу сказать, что это хорошо, но так было и пока ещё есть. С началом учебного года, думаю, всё вернётся на круги своя.
Осталось меньше недели, и никаких чувств по этому поводу. Своё я уже отнервничал и отгрустил, шутки про грядущую жизнь в коробке подошли к концу, теперь хочется только побыстрее со всем покончить: быстрее отпахать этот год, быстрее получить медаль, которая никогда не была мне нужна, но раз уж она даёт плюшки в виде дополнительных баллов, уже поздно демонстративно забивать на учёбу, быстрее написать все проверочные и сдать экзамены, быстрее уже куда-нибудь поступить. Говорят, в этом году может быть астрономия. Конечно, я думаю, что вводить её в одиннадцатом классе, когда все поголовно одержимы экзаменами — совершенно нелепая идея, лучше бы в восьмом, вместо рисования и музыки. Я думаю. Но мне уже плевать. Говорят, завуч, которая могла бы вести у нас географию и мучить всех тоннами домашки и проверочных, уволилась, и я думаю, что здорово не тратить драгоценное время на географию, по которой в старших классах всё равно проходится непонятно что, но искренней радости или хотя бы облегчения по этому поводу не ощущаю. Осталось продержаться год. Только год отделяет меня от жизни, уже не важно насколько лучшей, достаточно и того, что она будет другой. Всё остальное меркнет и бледнеет.
Иногда невольно оглядываюсь на прошедшие десять лет, пытаясь вспомнить, что же такого важного изучил. Были полезные вещи, были бесполезные. Была какая-то откровенная жесть вроде литературы Восточной Сибири: я, конечно, теперь при случае могу выпендриться, что читал эвенкийские сказки и якутский героический эпос, но случай такой выпадает редко, впечатляет это немногих, а два года в моей школе был предмет, где мы читали истории про людей, которые в загробном мире едят мозги, проходили сказки без морали и положительных персонажей (ещё и задания по ним выполняли), наизусть учили стишки для детей возраста ясельной группы, которые я помню до сих пор. В том чудесно составленном учебнике были и некоторые вменяемые и неплохо переведённые произведения, но, честно говоря, ничего такого, без чего я не мог бы прожить. Зато без чего ещё мог бы? Без кучи докладов по истории Санкт-Петербурга, которые надо было делать к каждому уроку. Опять же, без сообщений по музыке. Без контурных карт. Вообще. По всем предметам. Серьёзно, не припомню, чтобы они действительно помогли мне или кому-то из моих знакомых. Без множества таблиц по географии. Да, я знаю, где производят газетную бумагу и вагоны для электричек, но неужели это такая важная информация, что её необходимо помнить наизусть? Без доброй половины уроков технологии. Без ОБЖ, раз уж нас всё равно так и не научили оказывать первую помощь. Нет, мы были слишком заняты составлением конспектов... Перечислять можно долго. Однажды в пятом классе я осознал, что впереди ещё шесть лет школы, и ужаснулся. Сейчас четыре года из тех пяти позади, и я скорее в недоумении: это оно и было? И что? И зачем?
Ладно, к чёрту, думать надо о грядущем. Я не знаю, что буду делать в оставшиеся дни, из планов только купить акварель и закончить обещанный Машке рисунок. Ещё неплохо было бы отойти от последствий избытка людей в жизни: в этом плане прошедшее лето выдалось самым насыщенным. А потом... оказывается, наша параллель — юбилейный выпуск. Соответственно, было решено выпендриться. Заблаговременно начали учить танец к первому сентября. Сам я был только на одной репетиции, с которой благополучно слинял со знакомой из параллельного класса, предварительно договорившись с девушкой, ответственной за подготовку, что танцевать не буду. А вот что я буду делать, так это смотреть на страдания одноклассников первого числа. Потом начнётся последний учебный год, который обещает быть самым безумным, зато завершится тортом с фейерверками.

00:46 

Вообще, происходит много всего, но желания делиться особо нет. Не потому, что я такой жадный, просто... не знаю даже, как объяснить. Это что-то наподобие прогулок под дождём в одиночестве, которые останутся лишь моими воспоминаниями.
Однако сегодня я впервые был на концерте. Группы, у которой я знаю песни четыре. Нет, мне нравится музыка, нравится голос, даже тексты иногда, но в то же время почему-то не цепляет. Пошёл я главным образом, чтобы не упускать такой опыт и понять, отчего люди так тащатся. Ну, ещё с другом за компанию. Получилось... познавательно. Музыка была сильно громче, чем я ожидал, настолько, что звуковые волны можно было чувствовать всем телом. В какой-то момент даже за рёбра свои забеспокоился. И уши, само собой. По этой причине мне трудно было опознать даже знакомые песни. Хотя, похоже, такая проблема была только у меня: друг утверждает, что слышал всё примерно как на записях, разве что голос вокалиста тише звучал.
Смотрел на музыкантов. Они живые и всего в нескольких метрах. Даже странно. Поначалу просто пытался представить, что они чувствуют, выходя на сцену и выступая перед кучей народа. Наверное, я способен только теоретически это знать, но не понимать и, тем более, не чувствовать. Потом рассматривал световые эффекты. Затем переключился на людей. Они визжали, подпевали, тряслись под музыку, снимали видео. Я, наверное, всегда буду чувствовать себя немного чужим на таких мероприятиях: никакого желания визжать и дёргаться не возникает, восприятие не меняется, осознание происходящего никуда не девается. Даже подпевание знакомым песням особого кайфа не приносит, разве что немного забавно не слышать собственного голоса. С голосами, кстати, ещё одна забавная фишка: когда как следует закладывает уши, все люди звучат так, будто надышались гелием. А если много людей переговариваются, каждый о своём, звуки речи становятся такими... звенящими.
В итоге я устал от яркого света и громких звуков и сейчас немного никакой сижу. И в ушах звенит. Не жалею, что сходил, но не думаю, что пойду когда-нибудь ещё. Разве что это будет какой-нибудь совсем исключительный случай.
Возможно, когда немного приду в себя, вспомню что-нибудь ещё, но пока в голове больше ничего нет. А, и мне всё ещё интересно узнать, что же на концертах чувствуют другие люди.

02:54 

Ничего интересного не происходит, время как будто утекает сквозь пальцы, кажется, в жизни появилась какая-то своеобразная летняя рутина: незыблемы ключевые события, вроде уроков французского и субботних киномарафонов в компании друга... есть ещё некоторые моменты, повторяющиеся и составляющие определённый распорядок, а всё, что между ними — вода. Ничего существенного, выдающегося, никаких действительно ярких впечатлений, просто события, призванные как-то заполнить свободное время. Планы и устремления есть, но они растянулись, растворились и у меня нет никакого ощущения, что я хотя бы с места сдвинулся для достижения целей. Отчасти потому, что на самом деле не хочу ничего делать. Такое положение вещей пока не напрягает, но я начинаю думать, что есть здесь что-то неправильное и как бы оставшуюся часть лета не потратить впустую.
С мыслями ситуация примерно та же: они просто размеренно текут, не имея даже единого направления, почти не задерживаются и не представляют особой ценности. Впрочем, может, что-то занятное и было, просто уже безвозвратно вылетело из головы, не знаю.
Некоторое время назад (по моим субъективным ощущениям — бесконечно давно) разочаровался в очередной своей идее. Потом в связанной с ней концепции, которая успела стать для меня достаточно значимой. Забил, продолжил жить дальше, только вордовский файл с незаконченным текстом остался. Какое-то время чувствовал свободу и наслаждался, но незаметно жизнь преобразилась в то, что есть сейчас. Может, оно и не связано, конечно.
Вроде, и рассказать есть о чём (на крайняк всегда можно пожаловаться на ужасы французского языка), но всё кажется пустым и пресным. Может, отчасти дело в том, что меня немного клонит в сон, отчего мысли и ощущения приобретают иной оборот, но всё, что есть сейчас, совершенно не кажется важным. Не заслуживает упоминания.

02:02 

Иногда так сложно тянуть из себя слова. Причём независимо от желания говорить.
В общем, да, вчера (или позавчера, это теперь уже как посмотреть) мы с моим другом наконец-то пошли на первое занятие по французскому. И если он ещё что-то знает, то я вообще дуб дубом, поэтому даже несмотря на то, что начали мы с нуля, чувствовал себя немножко туповатым. Плюс ко всему, английский я начал учить в восемь лет (и то там были остаточные знания с более ранних попыток), и уже давно забыл, каково это. Что, оказывается, можно не воспринимать речь на языке, который учишь, будь то какая-нибудь простенькая фраза преподавательницы или аудиозапись, можно быть не в состоянии понять задание в учебнике, можно даже не уметь читать. Весьма забавная беспомощность. Мне совершенно точно не страшно, не обидно и не стыдно, просто очень уж непривычное ощущение. А ещё я по-прежнему вместо грассированного "р" произношу что-то среднее между "г", "х" и, собственно, "р". Последнее, впрочем, не всегда. Весело.
После прошёл тестирование по английскому, чтобы подобрать группу. Задания были разделены по уровням, кажется, до B2+, по пять заданий на каждый. Долго думал над простыми заданиями и без особых проблем делал предназначенные для более высоких уровней. Пока тест проверяли, мучил друга недошутками про то, как попаду на какой-нибудь А2 (в каждом блоке заданий нужно четыре правильных ответа из пяти, чтобы пройти дальше) по вышеозначенной причине. Но, оказалось, написал всё хорошо. Даже на устной части несильно мучили, хотя я добросовестно понервничал и там. Сказали, что я молодец. На пару секунд действительно почувствовал себя гением. Вспомнил, что результат, вообще-то, действительно соответствует моему уровню знания языка, и ничего удивительного не произошло. Теперь только ждать, когда подберётся группа. Взрослая, потому что я слишком стар для подростковой (она до шестнадцати лет). Друг сказал, его препод по английскому, по моим впечатлениям, прикольный и раздражающий одновременно чувак, ведёт какие-то разговорные курсы. Забавно получится, если именно к нему в группу я и попаду. Впрочем, маловероятно.
В общем, вопрос с языками наконец-то решён, неопределённости тут больше нет, что успокаивает. Можно двигаться дальше. Как раз сложилась одна запутанная ситуация, с которой надо что-то делать...
А больше, вроде, и рассказать нечего. Мамины друзья, которые приехали из Иркутска и временно живут у нас, обещали взять меня с собой посмотреть на развод мостов. Должно быть что-то интересное. Да и потом, я ж живу здесь четыре года, а на разводные мосты, которые один из символов города, ни разу не посмотрел. Надо исправлять.

23:04 

Столько всего происходит, а говорить всё равно особо не о чем. Поэтому просто несколько (аж три) фоточек о том, на что я трачу свою жизнь:
Первая
Ещё парочка
Завтра первый урок французского. Разумный человек во мне рад, что наконец будет изучать язык, и исполнен любопытства. Асоциальный тип, загнанный в глубину сознания, но не почивший, говорит, что это всё просто ужасно и новые люди нам сейчас не нужны. Кстати, впереди ещё тестирование для определения в группу по английскому (решил перейти на чисто разговорный курс с сентября), что, конечно, тоже ужасно. Тестирование же. С оценками. Ещё и говорить что-то надо будет. Я же обязательно затуплю. Брр, короче. А неадекватное нечто вчера замучило друга отчаянными попытками выговорить французское "р", почему-то полагая, что чем громче пытаться, тем больше шансов на успех. Кашляли наутро втроём.
Как-то так, да. А я просто сижу и не знаю, что делать. Ну, хоть чай красный купил, не пропаду. И без чая бы никуда не делся, конечно, но с ним всё же как-то проще не пропадать.

00:48 

Я уже говорил, что буквально загибаюсь от ответственности. Вот только, похоже, большую её часть я взваливаю на себя самостоятельно. Даже сейчас, когда никаких обязанностей объективно нет, я превращаю в таковые свои планы. "Было бы неплохо это сделать" становится "я просто обязан сделать это как можно быстрее и лучше". Естественно, быстрее и лучше получается не всегда, к некоторым планам даже категории такие не применимы. А иногда мне просто не хочется делать запланированное. Так, например, обстоят дела с рассказом, идея для которого появилась ещё в конце учебного года, но, когда в жизни всё снова стало хорошо и спокойно, желание создавать что-то исполненное безысходности утихло. Пока не знаю, как поступить с этой идеей. Так или иначе, я начинаю снова чувствовать себя ужасным, ленивым, нецелеустремлённым будущим обитателем коробки от холодильника. Не знаю, почему так происходит. Может, всему виной просто склад характера, может, искорёженное школой и чужими надеждами восприятие действительности. Не так важно, на самом деле.
Важно то, что раз я это понял, надо прекращать себя изматывать. Следовать планам не потому, что они планы и вот они у меня записаны, а потому, что идеи-то действительно неплохие. И отступать от них не из-за того, что я безвольный кусок ткани, а потому, что это я их составил, а значит, могут и подождать. Не нестись сломя голову, не гнаться за какими-то заоблачными результатами, не рвать на голове волосы, если что-то не получается, а сосредоточиться на том, что делаю. А ещё надо прекращать забрасывать идеи, даже не попытавшись их претворить в жизнь, под предлогом, что ничего достаточно хорошего (то есть почти идеального в моём понимании) из этого всё равно не выйдет. Кстати, именно по вышеозначенной причине люди, которым действительно удалось что-то изменить в мире всегда несколько лишали меня мотивации. Всё равно ведь не добьюсь таких результатов, да?
Примерно к таким выводам я пришёл вчера, и, вроде, у меня начинает получаться. Иногда кажется, что без нервяков и самобичевания я не буду ничего делать: не подготовлюсь к экзаменам, не выберу специальность, не напишу рассказ и ещё один текст, идея которого давно висит в голове, не закончу рисунок... Вот только так ли это на самом деле? Не знаю, но, думаю, есть смысл проверить. Собственно, уже начал проверять.
Я не ожидаю, что за несколько дней научусь легче относиться к жизни, пусть это и почти вечность по моим меркам. А ещё, наверное, сейчас не самое подходящее время для экспериментов, но... Потом будет не до того. К тому же, так ли многое я потеряю, если попробую? И снова не знаю. Знаю, что именно с прекращением этой погони за совершенством, с методичным истреблением собственных загонов и с работой над отношением к жизни связан первый действительно считающийся таковым успех в области осознанных сновидений. Принимая во внимание, что занимаюсь этим с конца февраля.
Так что, может, что-то дельное из этой мысли и получится. Не обязательно большое и значимое, не обязательно срочно, но...

Лоскутное одеяло

главная