• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
01:43 

Кое-кто тут вытянул из меня ответ на вопрос "кто ты?" Это при том, что когда-то, попытавшись этот ответ сформулировать, я решил забить. А тут пришлось расписывать подробно, насколько это вообще возможно. И заявление, что она всё это время общалась не с тем человеком, меня несколько шокировало, потому что, как казалось мне самому, ничего принципиально нового я не сказал. Но это ладно бы. Гораздо больше мне интересно, что за страшная правда ей открылась. Что такого, способного перевернуть всё с ног на голову, она поняла? Кроме того, что я не ем людей, естественно (долго объяснять). Что ж, поживём - увидим, надеюсь.
В голове лёгкий туман, уж не знаю, от чего именно: то ли слишком много говорил, то ли не ожидал, что всё так серьёзно, то ли "оставь меня на месяц, а лучше на полгода" так меня подкосило. Так или иначе, все остальные мысли куда-то разбежались, а я сижу на балконе, вдыхаю прохладный ночной воздух и ни на чём не могу сосредоточиться. Как-то слишком серьёзно всё.
Если речь действительно о таком длительном промежутке времени, ближайшие две недели мне будет совершенно не с кем поговорить, потому что Полинка совсем недавно уехала в деревню, где даже интернета нет. Так что поболтать с ней, просто чтобы отвлечься, не получится. Так и буду сидеть со своими вопросами. Давно такого не случалось, я уже почти успел забыть, каково оно.
А весь сегодняшний день вдруг сократился до прогулки под дождём и одного маленького озарения: если представлять людей, как существ с собственной историей, жизнью и мыслями, с ними не так страшно общаться. Действительно, надо время от времени напоминать себе, что в людях всё-таки гораздо больше того, чего я не вижу и не знаю, чтобы избежать каких-нибудь особенно вредных иллюзий.

23:56 

Ходили с Полинкой на выставку роботов. Обычно я о роботах не думаю даже, а тут посмотрел и вспомнил, как это интересно.
Сразу присоединились к небольшой группе, которой проводили экскурсию работники выставки. Посмотрели на роботов-музыкантов, заходим в следующий зал, видим трёх жутковатых роботов. Первый просто внезапно хватает за руку, второй вроде как предсказывает будущее по руке (хотя над Полинкой он изрядно поиздевался: сначала просто её игнорировал, а потом заявил, что ни у кого не видел таких грязных рук) и проигрывает какую-то страшную мелодию (Полинка узнала в ней "Alice of Human Sacrifice"), а третий... Третьего звали Жора, и это самое страшное, что мы видели на той выставке, если вообще не во всей жизни. Жора представлял собой жёлто-оранжевое мусорное ведро с лягушачьими глазами, состоящими из красных светодиодов. "Подойди ближе... ближе..." - говорил он страшным низким голосом. Сразу вспоминается, как в детстве мама запрещала разговаривать с незнакомыми людьми: в моём представлении те люди должны были говорить именно так. "Опусти руку мне в рот, там тебя ждёт сюрприз", - само собой, он кусает вас за руку, но круглые глаза в этот момент выражают такую злость, что кажется, он рад бы был её совсем оттяпать... "Какая вкусная рука".
Потом было ещё много роботов, стреляющих, разговаривающих, фотографирующих... Был один боевой, весьма простенький и забавный. Мы немного побаловались очками виртуальной реальности, посмотрели танцы роботов, заказали рисующему роботу портрет Асоки Тано (вышло, кстати, здорово, робот не чета тому, которого мы когда-то собирали), получили свидетельство о браке и кольца в робо-загсе (собственно, ради колец всё и затевалось), посидели за раскрасочками и отправились делать робо-коробки. Идея довольно простая: обклеиваете коробку цветным скотчем так, чтобы получилась голова робота, глаза можно сделать из картонных колец, скотч на которых закончился. Работники выставки в качестве образцов сделали несколько коробок, только не роботов, а миньонов. Один был фиолетовый, я не в курсе почему. Пока мы возились со своими коробками, один ребёнок попросил забрать этого фиолетового миньона, сидевший там работник, естественно, отдал его. Это видел робот Борис. Судя по всему, он был не в восторге:
– Артур, ты отдал мою коробку.
– Какую коробку?
– Ты предатель.
– Какую коробку? – снова спросил работник, – Не понимаю, о чём ты говоришь.
– Злого миньона. Я видел.
Дальше Артур пытался отпираться, но робот стоял на своём, а потом и вовсе заявил, что расскажет всё Насте, которая будет ругаться. Диалог получился как с человеком., все реплики были к месту, а не просто случайно попадали. Мы с Полинкой посмеялись и вернулись к борьбе со скотчем, который с трудом резался затупившимися ножницами, Борис куда-то уехал. Потом вернулся, предлагал какой-то девушке с ним встречаться в тайне от её парня, но в итоге свёл всё к шутке. О чём-то ещё болтал с детьми, пока не пришла девушка, которая тоже там работала. "Настя, Артур отдал твою коробку. Злого миньона", - сказал ей Борис, и дальше они возмущались уже вдвоём. Я считаю, что эта ситуация была гораздо более показательной, чем все заученные роботами сценки и стихи. Очень хотелось бы знать, что и как там сработало.
Помнится, когда Максим узнал, что я собираюсь изучать программирование, он посоветовал в достаточно отдалённом пока будущем в качестве профессии искать что-то, связанное с искусственным интеллектом. Я, в принципе, уже тогда понимал, что он прав, но сегодня... в общем, если это было оно, я определённо хочу этим заниматься. Не знаю, смогу ли, но попытаться стоит.

04:38 

Картина мира несколько изменилась, и хотя у меня было время приспособиться, я не очень в этом преуспел: всё слишком относительное, слишком зыбкое, ещё и существует только в контексте. Здорово, конечно, но очень запутывает. И сразу вспоминается обрывок одной песни: "The more you know, the harder you will find it to make up your mind..." Ладно, на это у меня ещё куча времени.
Немного тяжело не жаловаться знакомым пусть на мелкие, но всё же проблемы. Но, если подумать, кому оно надо? Уже не мне.
Немного забавно наблюдать, как постепенно перестаю за всё держаться. Уже почти ничего ни от кого не нужно. Интересно, как скоро смогу отпустить оставшиеся страхи...
Кажется, что я что-то упустил, но дело скорее в том, что мне ужасно не хочется прекращать маяться дурью и продолжать начатое. Вообще, просто найти решение недостаточно, надо ещё как-то жизнь в соответствии с этим решением менять, а с воплощением задуманного у меня всё обычно очень медленно и нудно. Потому что думать интереснее, чем потом, прилагая усилия, претворять задумки в жизнь. Но, опять же, что я ещё могу сделать? Честно пытался отвлекаться на рисование, биологию, сны, коробочки и ещё кучу всего, но жажда хоть какой-то деятельности постепенно допекает (а с тех пор, как я разучился нормально убивать время в интернете, всё спасённое время идёт исключительно на допекание себя самого). Как бы мне ни нравилось всё вышеперечисленное, в жизни должно быть что-то ещё, чтобы я не извёлся.
А ещё очень непривычно знать, куда идёшь. Пусть не до конца, но достаточно далеко вперёд. Такой вполне чёткий план вместо разрозненных обрывков, которые были раньше. До сих пор иногда удивляюсь. Хотя, как показывает практика, всё это может накрыться одним махом.

23:17 

А мы сегодня на фестиваль красок ходили. Мы - это Полина, Янка, Егор и, собственно, я.
Вообще-то я не люблю массовые мероприятия, но тут всё как-то очень весело и дружелюбно получилось. Все такие лёгкие, радостные и яркие, некоторые даже в костюмах пришли. Но краской можно во всех кидать, потому что все пришедшие даже если и не хотят, то по крайней мере просто готовы испачкаться, и это было здорово. Один раз, впрочем, всё же спросил разрешения, потому что девушка стояла как-то в стороне от всех. Она согласилась, а сама попросила нас сфотографировать, в итоге я добавил к уже имевшимся на её лице и футболке цветам зелёный, а она запечатлела нашу компанию и ещё пару человек... Очень позабавили "бесплатные обнимашки": не самая оригинальная идея, но как же мило. Прекрасная возможность забыть обо всём и наслаждаться яркими цветами, чересчур громкой музыкой, калейдоскопом искренне счастливых лиц и какой-то всеобщей беззаботностью. Такое маленькое чудо, которое рассыпется, если посмотреть чуть глубже.
Обратно шли, разговаривая о какой-то чепухе и смеясь. Ветер постепенно сдувал с нас краску, но настроение никуда не делось. Нормальное зрение и слух постепенно вернулись (на время фестиваля очки пришлось снять, а уши просто заложило), и я мог разглядеть, как менялись лица прохожих, которые замечали нашу компанию. В большинстве своём они становились удивлённо-радостными. Смешно.
Видимо, в случае с такими мероприятиями надо держать в узде свои ожидания и понимать, зачем туда идёшь: не искать какой-то смысл, а просто хорошо проводить время. На самом деле такой подход, наверное, не только для мероприятий хорош. По крайней мере мне иногда не хватает этой лёгкости.

01:10 

Как-то незаметно всё успокоилось.
Во-первых (на самом деле не во-первых, но надо же мне порадоваться, да и потом, какая разница), я наконец-то покрасил пряди. Ура-ура. После всей этой тягомотины сначала с попытками их нарастить (думал, так проще будет, но внезапно выяснилось, что никто этим не занимается), потом с поисками краски (в парикмахерской нужного цвета не было, когда начал искать сам, выяснилось, что именно той краски, которая мне нужна, нигде нет, потому что что-то на заводе произошло, пришлось ждать, а когда пришёл во второй раз, выяснилось, что магазин переехал), которую в итоге купили в Вене... в общем, действительно наконец-то. В какой-то момент уже начало казаться, что исполнение сего замысла откладывается на неопределённый срок, но обошлось.
Во-вторых (а вот это должно было быть во-первых), почти разложил по полочкам свои взаимоотношения с каждым из знакомых, почти определил дистанцию для каждого и почти выработал тактику общения. Ещё бы в жизнь всё это претворить, и вообще прекрасно будет.
В-третьих, поставил точку в вопросе, с которым, думал, буду так или иначе мучиться всю жизнь. Разобрался чуть раньше, а почувствовал это только сегодня. Гора с плеч.
Кроме того, вчера приехал Максим, который всегда действует на меня умиротворяюще, не потому даже, что верит в меня больше, чем я сам, а потому что производит впечатление человека, которому всё по плечу. Само собой, у него тоже есть свои проблемы (о большинстве которых он не рассказывает, но кое-что я всё же знаю), но он не падает духом и продолжает идти дальше. Тот вид оптимизма, который меня восхищает: видеть ситуацию целиком и при этом действовать, не впадая в уныние... Было около часа ночи, когда я потащил его на балкон двадцать второго этажа. Мы стояли там и смотрели на ночной город, потом речь зашла о планах на будущее, и я, игнорируя глупые страхи и ком в горле, признался, что хочу сделать мир лучше, хоть пока и не знаю как. К удивлению, он не подверг эту идею критике, скорее наоборот. В остальное время просто болтали, он обещал объяснить что-то про нейросети и много других интересных вещей, когда придёт в выходные.
В ближайшее время надо будет дойти до книжного магазина. Забавно, с одной стороны, вещей, которые я хочу прочитать, становится больше с каждым днём (во многом благодаря Машке), а с другой, я пока не готов нырять в книги с головой. Когда убирался в комнате, нашёл список произведений на лето... ничего из этого читать не собирался. Впрочем, несколько рассказов всё же можно глянуть, но позже.
А так, всё действительно спокойно, настолько, что иногда мне почти не хватает каких-нибудь сильных переживаний. Но всё это ещё будет, а пока только немного грызёт необходимость что-то делать, которую не успокаивают ни попытки разобраться в относительно новой области, ни восполнение пробелов в знаниях по биологии.

01:20 

Как-то случайно в ходе разговора с Машкой осознал, что мне совсем не обязательно лезть к близким людям с целью помочь, когда никто об этом не просит: они и сами вполне могут разобраться. Странно, что я как-то жил, не задумываясь об этом. Впрочем, некоторые простые в сущности вещи доходят до меня чрезвычайно медленно.
С окружающими людьми в последнее время происходит что-то странное. Во-первых, те, кто раньше казался мне более или менее разумными, несмотря на все разногласия и недопонимания, вдруг начинают вести себя как идиоты: сами не зная, чего хотят, мечутся туда-сюда, выдумывают какие-то воистину фантастические сюжеты, обижаются на то, что выдумали, действуют вопреки логике и здравому смыслу... один человек, которому нужно было поговорить с мамой, когда её не было дома, четыре или пять раз звонил в домофон (с интервалом около двух часов), потому что у его телефона разрядилась батарея. Я говорил, что мамы всё ещё нет, потом звонил ей, раза с третьего она брала трубку, говорила, где сейчас, ещё минут через пять этот человек снова звонил в домофон, и я передавал полученные сведения. По какой-то неведомой причине такое решение ситуации казалось ему более рациональным, чем вернуться домой и, поставив телефон заряжаться, звонить маме уже самостоятельно. Штука ещё и в том, что я думал, что, получив информацию, он отправляется по своим делам, а потом возвращается. Но он всё это время стоял под дверью. Я бы впустил его, если бы знал, и зарядник бы одолжил, но он почему-то считал, что звонить в домофон каждые два часа будет уместнее. Это, пожалуй, самый забавный пример, остальные проявления этого массового помешательства меня скорее утомляют. Не сказал бы, что всё совсем плохо, но каждый такой идиотский случай косвенно касается меня, а слушать, что я по этому поводу думаю, никто не намерен.
Во-вторых, неожиданно активизировались старые знакомые, с которыми, как я думал, у нас уже нет ничего общего. Но они изо всех сил пытаются вернуть то, что когда-то было. Видимо, появившееся в связи с летними каникулами свободное время так на людей действует. Само собой, ничего не выйдет, да и за попытками этими наблюдать не слишком интересно. Думаю, скоро всё снова успокоится.
И в итоге получается, что я незаметно отхожу в сторону. Я не могу совсем не общаться с родственниками, но дело в том, что, не будь они моими родственниками, мы бы и не общались. Поэтому чем больше времени я провожу с ними, тем сильнее устаю и тем меньше иду на контакт. Что до знакомых... даже в тех случаях, когда продолжаю отвечать на сообщения, меня в этих ответах становится всё меньше, при необходимости что-то говорить вдруг наваливается опустошённость... Впрочем, такое со мной не в первый раз, само пройдёт, не о чем беспокоиться.
Привёл в порядок часть дел, начал собирать информацию по новой для меня теме. Вспомнил, что мне всё быстро надоедает, но в этом случае просто забросить неинтересное занятие не получится. Интересно, как я стану выкручиваться, когда придёт время.
А в целом... далеко не всё идеально, но я знаю, куда иду. А все эти мелочи как-нибудь разрешатся, с моим участием или без.

05:45 

Одна книга буквально выбила у меня почву из-под ног, а другая теперь постепенно возвращает её на место. Кроме того, я потихоньку формулирую всякие не слишком важные мысли и удивляюсь, как всё просто (зато всё, что я привык считать важным, с трудом умещается в голове). Думаю, я легко мог бы оставить эти попытки разобраться в том, что по сути почти не сказывается на моей жизни (по крайней мере так кажется, если смотреть со стороны). Мог бы просто сказать себе, что "нет-нет-нет, у меня, вообще-то, уже есть планы, а эти самокопания только запутывают". Но я почему-то так не делаю. Может, просто боюсь, что, перестав отслеживать и обдумывать, откуда что берётся, как-нибудь незаметно стану другим человеком, с теми же планами, но без понимания их значения.
И, пожалуй, впервые мне так очевидно мешает... не лень даже, а какое-то нежелание действовать, просто потому что мне что-то не нравится. Как в детстве: не хочу, и всё. Это было бы меньшей проблемой, если бы не было нужно усваивать новую информацию, а так я могу оказаться слишком предвзятым. Но я не сомневаюсь, что в итоге смогу заставить себя действовать, просто из вредности и упрямства. Потому что лучше знать, чем не знать. Надо только доделать то, что уже начато, и обдумать детали... так и не научился мыслить вслух, мда.
А ещё, как ни крути, я всё-таки слишком стараюсь быть тем, кем меня видят люди, а теперь пришло время сбрасывать эту кожу.
Надеюсь, что когда со всем разберусь - это будет окончательно. В любом случае, не так давно понял, что обратный путь если и есть, то я его больше не вижу.
P.S. А ещё я картины повесил...

01:22 

Как-то внезапно собрался и прочитал роман, по которому когда-то давно смотрел фильм. Впрочем, не так уж внезапно: вообще-то я решил пересмотреть фильм, но уже столько раз это делал, что помню всё почти наизусть, вот и вспомнил, что он снят по книге. Фильм просто шикарен и в своё время сильно на меня повлиял... но вот я дочитал роман, благо он совсем короткий. Перевод почему-то есть только любительский, поэтому читал я, продираясь сквозь всевозможные мелкие косяки (как-то не сообразил, что на прочтение оригинала моего английского вполне хватит). Но даже в таком виде эта история смела почти всё, что я переживал в последние дни, оставив меня посреди образовавшейся пустоты.
Фильм шикарен, но книга всё равно глубже. А может, просто понятнее лично для меня, но не суть. Поначалу трудно было представлять знакомых персонажей на несколько лет младше (четырнадцать лет вместо семнадцати, семнадцать - вместо двадцати одного), а теперь понимаю, что иначе и быть не могло. И чувства главного героя в книге переданы полнее, настолько, что теперь мне кажется, что в фильме и малой их части не было. Особенно беспокойство за брата и страх перед неизвестностью... И этот перелом в мировоззрении, не потерянность, а именно перелом... Раньше я его совсем не так видел. Да и в образ брата, от которого я был без ума, досмотрев фильм, добавились некоторые штрихи. Казалось бы, маленькие отдельные фразы, которые невозможно было отснять, но сколько смысла они несут. Лучший друг главного героя тоже стал чем-то большим, чем вечно таскающийся следом пай-мальчик: он по-своему переживает происходящее и тоже меняется. И заканчивается история несколько иначе: показано, кем главный герой стал в итоге, как встретил старого друга, который тоже изменился, и теперь они совершенно чужие люди, пусть и с общим прошлым. И это добавляет завершённости, по сравнению с фильмом, где всё обрывается на смерти брата и отъезде главного героя.
Теперь я просто сижу и не знаю, что делать. Это пройдёт, конечно, но не бесследно.

20:25 

Почти с ног валюсь от усталости, но, пока не свалился, всё поправимо. Вроде, что-то даже проясняется, но сейчас не о том.
Фоточки

01:58 

Днём пошли искать стену Джона Леннона, покрытую граффити и картинками в честь музыканта. Я не фанат ни Леннона, ни "Битлз", но то, как повлияло их творчество на весь мир, не может не впечатлять. Так и с этой стеной: первые надписи и рисунки появились во времена, когда за это могли посадить. По дороге забрели во дворы, где проходило что-то вроде ярмарки, я всё-таки обзавёлся парой небольших картин. Впрочем, если бы прошёл мимо - не простил бы себе, они какие-то волшебно-радостные, а вызываемые эмоции очень напоминают времена, когда я только начинал читать Фрая, хотя Прага больше ассоциируется с недавно прочитанным. Всё такое воздушное, нарядное, но живое... Ещё раз прошли по Карлову мосту, а ступив на другой берег совершенно запутались. Несколько раз выбирали направление, несколько раз возвращались, поняв, что опять свернули куда-то не туда. На стену наткнулись внезапно: по моим прикидкам, надо было повернуть ещё один или два раза. Но я не очень внимательно следил за дорогой, а гугл-карты странно отражают масштаб, так что ничего удивительного здесь нет. Возле стены собрались люди с фотоаппаратами, какой-то парень играл на гитаре песни битлов, остальные подпевали вразнобой. На стене было несколько портретов Леннона, картинки, разноцветные надписи, перекрывавшие друг друга, не особенно красивые по отдельности, но прекрасно передающие идею вместе. "Be the change u want to see in the world", - прочитал я и подумал, что стоит попробовать. Тем более, сам не так давно размышлял о том же.
Вечером пошли на ещё одну экскурсию, но в этой было больше легенд, чем истории. Как-то очень весело и уютно; мы с друзьями никогда не собирались в кругу, чтобы рассказывать страшилки, но, думаю, ощущения должны быть схожими. Экскурсовод заверял, что между двенадцатью и часом ночи на улицах города появляются привидения. Правда добавил, что, чтобы их увидеть, нужно подготовиться, выпив бутылку бехеровки и восемь кружек пива. А потом мы гуляли по ночному городу, слушая истории о тех, кого могли бы встретить.
Я бы хотел вернуться сюда лет через сорок. Можно, конечно, и раньше, но через сорок лет - обязательно. Просто посмотреть, как всё изменится.
Завтра уезжаем. Доберусь домой - выложу фотки. Что до всего остального... так и не знаю, что делать, но у меня есть ярко-розовая краска, несколько идей не для рассказов даже, а зарисовок, две картины, запечатлевшие мир в совершенно необыкновенном свете, ещё кое-какие мелочи и немного целеустремлённости. Надеюсь, из этого что-нибудь получится.

00:57 

Сложно отдохнуть от себя, когда рядом человек с кучей ожиданий, которые приходится оправдывать. Но у меня, кажется, начинает получаться.
Сегодня почти весь день мотались на экскурсии по городу. Помимо сведений из истории города выяснили, что здесь просто обалденные пряники. Случайно нашли небольшой магазин в центре города, купили две штуки, съели прямо на улице. Это только добавило им вкуса... А на Карловом мосту собирается множество художников, в разных смыслах этого слова: кто-то действительно рисует, кто-то делает украшения, кто-то вырезает силуэты из чёрной бумаги, кто-то продаёт всякие сувенирные штуки... Глядя на картины, ощутил тень сожаления, что забросил учиться рисовать. Впрочем, вряд ли из этого вышло бы что-то хорошее: либо долго и упорно практиковаться, потеряв всё удовольствие от процесса, либо рисовать под настроение, но криво, что я и выбрал. В большинстве своём картины отображали городской пейзаж или лица людей, известных и не очень. По уровню разные, но очень много таких, которые чем-то цепляют, навевая особое настроение и мысли. Или же дело в том, что мне нужно это состояние, вот и приспосабливаю для достижения всё, что вижу? Какая разница.
Вечером снова пошли прогуляться, и я ненадолго перестал... быть. Ничего, даже в голове, кажется, только прохладный здешний воздух да свет фонарей, уютный и тёплый, как где-то бесконечно далеко. То, что требовалось. Долго такая идиллия однако продолжаться не могла, поскольку мама, которую пришлось взять с собой, мёрзла и хотела спать. Я вообще-то тоже устал, но продолжаю хвататься за каждую минуту этой уже почти прожитой, но так и не исчерпавшей себя жизни.
И всё же неумолимо истекает время, отведённое на отдых. И я вдруг понимаю, что не знаю, как всё будет, когда вернусь. Может, оно и к лучшему.

01:26 

Рассказ о вчерашнем дне я, пожалуй, прощу, потому что мысли неизвестно где и неизвестно о чём, а впечатления все в слова не помещаются. Сходили в зоопарк, хорошо провели время.
Когда уезжали из Вены, шёл дождь. Не знаю, буду ли я скучать (рваться назад и вспоминать денно и нощно точно не буду, а вот тихо и легко тосковать - почему бы и нет?), но забыть - не забуду. В Прагу приехали на поезде. Написал бы оттуда, но рядом сидела мама, периодически пытавшаяся подсмотреть в экран. Совсем уж вопиющее нарушение личного пространства.
Что до самое Праги... У меня было не так много времени осмотреться, но совершенно очевидно, что она другая. Более ветреная, более... растрёпанная, что ли. Необыкновенная, немного кружащая голову архитектура, аккуратные мощёные улочки, магазины сувениров и бижутерии... Даже в этом чувствуется что-то несвойственное всем европейским городам, где мне довелось быть до этого. А если дождаться ночи и свернуть на какую-нибудь особенно узкую, ничем не примечательную улицу, эти различия становятся очевидными: повсюду открываются небольшие бары, народ толпится там и у мини-маркетов, где покупает алкоголь, и выглядит ночная жизнь уже не так аккуратно и приглажено, как, например, в Вене. Пока гуляли, видели двух людей, которые явно курили что-то запрещённое и орали что-то непонятное. Все, кто встречался им на пути, впрочем, улыбались. Вообще, наши с мамой представления об отдыхе сильно отличаются: ей нужны экскурсии, кафешки, сувенирные магазины, а я хочу посмотреть на жизнь изнутри, только ведь не тащить же её в один из тех маленьких баров, где всё насквозь пропитано сигаретным дымом. А я бы потащился.
А ещё я, кажется, устал от себя. Хочется поговорить с кем-нибудь незнакомым, просто так, чтобы не заморачиваться, кто я в этот момент. Впрочем, куда там, я всё ещё слишком зашуганный. Есть один человек, без мысли о котором дня не проходит вот уже несколько месяцев, но, во-первых, все мои чувства сводятся к банальному любопытству, а во-вторых, я там почти наверняка не нужен. А насколько мне нужно менять сложившуюся ситуацию? Не знаю. Поэтому сижу на ковре перед окном, смотрю на ночной город и думаю. Думаю, что стану делать, когда закончится эта "другая" жизнь, состоящая целиком из каких-то чар и вдохновения.

00:43 

Взяли обзорную экскурсию по городу на двухэтажном автобусе с возможностью менять маршруты (выходить где угодно, на любой остановке этих автобусов залезать обратно). Текст экскурсии записан, можно слушать в наушниках на любом из предложенных языков. Русский там тоже был, но я выбрал английский с целью попрактиковаться... Мне и раньше было сложно подбирать слова, чтобы передать всю гамму чувств, а теперь в голове какая-то очаровательная мешанина из двух языков. Самое забавное, что в одни и те же слова на одном языке я могу вкладывать несколько иное значение, чем в перевод на другой. Хотя по идее так не должно быть.
Всю экскурсию я пребывал в таком восторге, что почти забыл про фотоаппарат. Сидеть на верхнем этаже автобуса, где ветер всё-таки спасает от жары, смотреть вокруг, изредка вслушиваться в английскую речь, спокойную и вполне мелодичную... Посмотрев всё в центре, ещё раз съездили в Donau City, посидели в башне. Смотровая площадка, что на десять метров ниже кафе, оказывается, оборудована для банджи-джампинга. Видели, как один парень прыгнул. Вроде, только видели, а всё равно дух захватывает. Я бы, наверное, не решился. Даже несмотря на то, что всё упирается в один единственный шаг, я бы всё равно не решился. Хотя высоты не боюсь. Может, страшно утратить контроль над ситуацией? Падать, потом болтаться на верёвке, которая, несмотря на все доводы разума, выглядит не слишком надёжно... Просто невероятно, до мурашек, до безумия, красиво, во всех смыслах этого слова, но и пугающе. От этого, правда, только более красиво. Что ж, может быть когда-нибудь... А может и нет.
Солнце, до сих пор любезно выжигавшее из меня лишние беспокойства, за одно сожгло плечи и часть спины. Больно, конечно, но не смертельно.
Вернулись в отель и вечером, когда уже стемнело, пошли гулять по окрестностям. Даже маленькие улочки, где нет ничего, кроме жилых домов, выглядят чистыми и аккуратными. На улицах побольше, в барах, собрались толпы болельщиков. Впрочем, они просто собрались, спокойно сидят или стоят, смотрят. Не орут, не толкаются, никому не мешают. Что до самих улиц... меня всегда завораживала ночь, а уж ночь в Вене запала в самые глубины уж не знаю, чего именно, но её при всём желании не вычеркнуть. Да и нет у меня желания.
Снова откуда-то выползают и окутывают мечты. Не большие и серьёзные, а всякие лёгкие весёлые глупости, которые даже осуществлять не обязательно, потому что весь смысл в том, чтобы о них мечтать. Завтра как всегда рано вставать, опять не высплюсь, но оно того стоит, каждая минута.

01:29 

Ну, вот она, та самая удивительная другая жизнь. Клавиатура планшета кажется жутко неудобной, но деваться некуда.
Мы приехали вчера и, добравшись на поезде CAT из аэропорта в центр города, первым делом купили пирожные и коробку молока. Сидели на лавочке в торговом центре, ели, радовались. На улице было очень жарко: горячий воздух, ветра почти нет, солнце печёт.
До отеля добирались на метро, что очень обрадовало: я вообще метро люблю (видимо, сказалось его отсутствие в родном городе, где прожил тринадцать лет), а тут ещё и дополнительная возможность посмотреть на жизнь города изнутри, послушать разговоры на красивом, но незнакомом языке, поразглядывать местных жителей, насквозь прогретых и слегка подсушенных здешним солнцем (впрочем, к концу второго дня выглядел почти так же), притвориться кем-то другим, просто потому что так веселее.
Весь первый день гуляли по центру города и восхищались. Неширокие улочки, поражающие своей красотой здания, летние веранды многочисленных кафе. Даже поняв, что заблудились, восхищаться не перестали. Зашли в одну из кафешек, я не упустил возможность попробовать штрудель. Восхитительно... Кое-как, с помощью полицейских и случайного прохожего нашли станцию метро. Было уже темно. Ночью город выглядит совершенно иным, но от этого не менее прекрасным: тёмное небо, яркие светящиеся вывески, под которыми толпятся люди, фонари, спавшая, наконец, жара...
Сегодня гуляли по Donau City (квартал небоскрёбов), поднялись на Дунайскую башню, выпили кофе на высоте 160 метров, наслаждаясь видами. С высоты башни даже небоскрёбы кажутся игрушечными. Увидели какой-то парк, который, добираясь до башни, обошли стороной, решили спуститься и прогуляться там. Сказочно, по-другому не скажешь. Цветы, заросшие плющом деревья, прудик с мостом, дорожки через всё это великолепие, счастливые люди, устраивающие там пикники. Удивительно, насколько всё ухожено: трава скошена, деревьям тоже придана какая-то форма, некоторые явно высажены специально, везде цветы... Даже та часть, которая должна выглядеть дикой, явно создавалась людьми. Да и вообще, сделано так, чтобы было удобно всем, вплоть до того, что в искусственном водоёме есть деревянная лесенка, чтобы утки могли выбираться. Всё продумано.
Все эти описания выглядят ужасно блёклыми в сравнении с настоящими впечатлениями, но у меня почти нет времени, а планшет не становится удобнее. Так или иначе, мне безумно нравится этот город. Было бы здорово ненадолго забыть, кто я на самом деле, и просто бродить по улицам, пока ноги не начнут отваливаться. Тогда можно будет посидеть где-нибудь на лавочке или ступеньках, а потом снова бродить... Но для этого надо ехать одному, а такой возможности у меня нет, и вряд ли будет в ближайшее время. Впрочем, и того, что есть сейчас, более чем достаточно, чтобы навсегда меня очаровать.
P.S. Нашли краску для волос. Ярко-розовую. Наконец-то. Ещё один повод радоваться жизни, пусть и один из самых незначительных.

02:14 

Мои извинения, похоже, приняты, ничего непоправимого и впрямь не произошло. Чудненько.
Два часа до будильника, а я сижу и думаю, стоит ли вообще ложиться спать. Наверное всё-таки нет: проспав два часа я буду не только непрерывно зевающим, но ещё ничего не соображающим и замёрзшим. А способность соображать необходимо сохранить хотя бы потому, что надо будет как-то добираться от аэропорта до отеля. Я, конечно, всё выяснил, но в том-то и дело: на маму рассчитывать не приходится, потому что раньше планированием всех поездок занимался папа, и теперь она просто теряется при необходимости проложить маршрут. И эта обязанность незаметно свалилась на меня, что заставляет немного нервничать. На самом деле больше беспокоит возможность втянуть её в неприятности: сам бы я как-нибудь разобрался, но нести ответственность за кого-то ещё...
Есть ещё одна причина не спать: мне безумно нравится сидеть и чувствовать, как летит время, отделяющее меня от какой-то совершенно другой, пусть и короткой, жизни, и неумолимо приближается момент выхода из дома.
Голова забита маршрутами, схемами, названиями улиц, но я плохо представляю, как всё будет на самом деле. Может, так даже лучше: никаких несоответствий ожиданиям. Я даже не знаю, насколько верю в реальность происходящего: просто как-то не успел об этом задуматься. Это, наверное, тоже к лучшему: все, кто может переживать, уже переживают, незачем пополнять их ряды. Поэтому я просто наслаждаюсь откуда-то накатившей тоской по чему-то неведомому и лёгкой нерешительностью, от которой следа не останется, когда часы покажут четыре утра.

17:12 

Странно, я не чувствую себя виноватым, я только знаю, что виноват: нужно уметь настаивать на своём, о каких бы близких людях ни шла речь. Впрочем, не так уж это и странно: чувства с мозгами у меня всегда не в ладах были. Вот и с виной что-то не то: за всякую ерунду себя виноватым чувствую, а сейчас, когда действительно накосячил, есть только запоздалое понимание, что это бы тот случай, когда предчувствиям надо доверять. Надеюсь, когда-нибудь я всё же выведу закономерность. Но конкретно в этом вопросе теперь ничего не изменить.
Так, с одной стороны, я действительно понимаю, что не стоило так поступать, но с другой... чёрт, неужели всё и впрямь так ужасно? По-моему, это далеко не событие, которое нельзя пережить. Хотя тут уж кому как, разумеется. В общем, если она меня не простит, я не пойму, но и негодовать будет глупо. Нет у меня права негодовать.
Вот только почему уже после всего нельзя было прямо сказать, что не хочет меня видеть? Впрочем, ладно, об этом с ней разговаривать надо, а не вопрошать в пустоту.
В последнее время все вопросы приходится рассматривать исключительно с позиции здравого смысла, а не нелепой борьбы между желаниями, страхами и упрямством, которая, хотя и имеет место быть, по значимости отходит на второй план. Вот и сейчас надо бы подумать, что именно я сделал, и стоит ли пытаться что-то предпринять теперь.
Завтра уезжаем. Надеюсь, там будет интернет: не то чтобы я не мог без него обойтись, но есть много связанных с ним вещей, которые терять бы не хотелось. В остальном, смена обстановки, хороший кофе и круассаны должны пойти на пользу.

23:54 

Отчего-то вдруг вспомнился единственный из близких мне людей, с которым общение не медленно сошло на нет, а скорее прекратилось по моей инициативе. Странно: всё это было так давно и уже не вызывает у меня почти никаких чувств. Впрочем, а когда вызывало? Я как всегда отошёл почти сразу. А сейчас вот снова вспоминаются разговоры по душам до рассвета, рисунки, рассказы, глупые шутки, посиделки в скайпе с неработающим микрофоном... Хотя гораздо отчётливее я помню, как мне снова и снова приходилось, игнорируя все обидные слова в мой адрес, успокаивать его. На него часто накатывало. "Я такой никчёмный, никому не нужен, ненавижу себя и вас всех тоже ненавижу", - разными словами, но смысл всегда был один. Впрочем, нет, иногда начиналось с "вас всех ненавижу", а до остального доходило потом. И я каждый раз откладывал свои заботы и проблемы, чтобы снова и снова выспрашивать, что случилось, думать, что можно сделать, приправляя это разными словами поддержки. Проблема была в том, что делать что-то он готов не был. Поэтому всё снова и снова сводилось к тому, что на него действовали только слова поддержки, он радовался и оставался более-менее доволен жизнью до следующего такого эпизода. И это немного походило на поведение капризного обделённого вниманием ребёнка. А я каждый раз, когда он, более-менее довольный жизнью, шёл спать, хотел просто упасть на кровать и смотреть в потолок, не шевелясь и не думая. Я не считал, да и сейчас не считаю его виноватым: сам ведь понимал, что делаю и чем всё закончится... А закончилось всё, когда он, пребывая в плохом настроении, послал меня куда подальше, предварительно обозвав чсвшной мразью. Не то чтобы это было впервые (то есть конкретно так - впервые, но вообще что-то подобное от него слышал часто), просто я понял, что продолжаться так может вечно, и сделать я ничего не могу, а нервы и так порядком уже потрёпаны. Мы тогда серьёзно поругались. Не только мы с ним, остальных людей, входивших в нашу небольшую компашку, этот момент тоже задел. После обстоятельства сложились так, что мы ещё какое-то время общались, и если бы он снова кинулся жаловаться мне на жизнь, я бы его не оставил, но ничего похожего на отношения до той ссоры не было и быть не могло. А вот потом общение действительно сошло на нет. Я так и не понял, что всё происшедшее значило для него, как он сам это видел и что думал. Не знаю, мог ли я что-то изменить и должен ли теперь чувствовать себя виноватым. Я не чувствую. Более того, до сих пор считаю, что уйти - самое разумное, что я мог сделать... Предавшись тяжёлым и несколько обрывочным воспоминаниям, нашёл его твиттер. Ничего, в сущности, не изменилось, просто о своих проблемах он теперь рассказывает другому человеку. Честно говоря, я всё же надеюсь, что он будет счастлив.
А так сейчас всё просто замечательно. Купил на днях хну, разрисовал чуть меньше половины руки. Теоретически, это может помочь разобраться с некоторыми из моих заморочек, но сделал я это только потому, что давно хотел. Надеюсь, рисунок действительно продержится 10-20 дней, как написано на коробке.
Персонажа в игре придавило автоматом с едой, и он умер. И смешно, и обидно немного. Хотя почему-то мне кажется, что нечто подобное в итоге ждёт и меня.
Все экзамены сданы на пятёрки, значит, можно с чистой совестью про них забыть.
Совсем скоро опять уезжаем, на сей раз в Вену, а оттуда в Прагу. В оставшиеся несколько дней надо успеть встретиться с Машкой, дочитать путеводители и ещё раз зайти в магазин проверить, не появилась ли краска. С учётом внезапно свалившейся на меня необходимости сидеть завтра с братом, только это и успею. Думаю, будет здорово.
Да и вообще, где-то в глубине души я снова уверен, что всё будет неплохо. Не знаю почему.

03:06 

Говоря, что надо отложить все пустяковые дела и подумать, я не имел в виду, что это надо сделать прямо сейчас, но мозг распорядился иначе. Ладно, похоже, я знаю, что делать. Но остальное - завтра.

02:21 

Как-то не за что уцепиться. Я просто не знаю, что делать в данный конкретный момент. Думать надо, наверное.
Что до выпускного, я думал, будет хуже. А так просто съездили поесть шашлыки и покормить комаров. Пока народ веселился с аниматорами и танцевал, мы с Клавкой гуляли по территории турбазы. Вообще-то там красиво, но далеко мы не ушли, потому что боялись пропустить что-нибудь интересное.
А до того нам вручили аттестаты (когда результаты двух экзаменов ещё неизвестны). И только мне - красненький. Хотя фиолетовые симпатичнее на самом деле. Но суть в том, что, как всегда, этому сомнительному достижению рады все, кроме меня. И пока они активно радуются, я боюсь вернуться к тому, что было ещё в начале года: целиком и полностью растрачиваемые на школу силы, нервы и время, а вечером, когда никто не видит, истерики с швырянием предметов в стену. Впрочем, последние всё же случались редко. Но чувствовал я себя хреново уже от осознания того, что трачу жизнь, добиваясь того, что мне не нужно.
Вообще, наверное, сейчас самое время со всем разобраться. Я и пытаюсь, но получается так себе.
Где-то на промежутке от конца пятого класса до начала восьмого я неосознанно выкосил существенную часть стремлений, желаний и эмоций, не относящихся к учёбе. Поэтому теперь каждый раз приходится прислушиваться к себе, чтобы понять, чего я хочу. Это, наверное, пройдёт со временем, но пока - так. И я нехило увяз в страхе разочаровать отдельных людей (некоторые из которых ещё умудрялись этим страхом пользоваться), хотя и думал, что это неизбежно. Теперь понимаю, что это вредно. Надо как-то расставить всё по местам. А раз, как показывает практика, со своими заморочками мне проще разбираться самостоятельно, надо просто один раз отложить все пустяковые дела. Я уже понял, чего хочу добиться в итоге и что не так сейчас, надо бы уже что-то предпринимать, а то я всё только собираюсь... А может, всё дело в том, что я просто не могу жить спокойно, вот и драматизирую опять. Не знаю.

00:59 

А ночь и впрямь почти настоящая. Всего пара прорех в завесе облаков, сквозь которые пробивается свет. В остальном же, как положено, светят только фонари, редкие окна, вывески да фары проезжающих под окном автомобилей. И свет этот отражается в мокром асфальте. Сижу на балконе, смотрю в окно, обжигаюсь чересчур горячим какао. Вообще-то такое состояние - просто ещё одна разновидность счастья, но мне отчаянно хочется выцарапать своё глупое сердце. Может, и выцарапал бы, если бы не понимал, что уже поздно, уже вся кровь отравлена этой сиюминутной влюблённостью во весь мир. А может, оставил бы всё как есть, ведь никогда, ни разу ничего не сделал, чтобы вырваться из объятий такого причудливого счастья. И ни разу не захотел ничего сделать.
Завтра обо всём этом я буду знать лишь теоретически, потому что утро создано исключительно для ворчания и тщетных попыток проснуться. По крайней мере утро, в которое надо мной не нависают никакие мрачные и тяжёлые, как грозовые тучи, обязанности. Завтра всё это станет просто одним из бесконечного множества других моментов, составляющих жизнь. И я лишь улыбнусь, если замечу царапины. Потом закручусь, забуду... до поры до времени.

Лоскутное одеяло

главная