22:47 

Выходные, несмотря на некоторую пресыщенность событиями и движением, более чем удались. У меня не было возможности спокойно обдумать всё происходящее, зато было много ярких впечатлений. Эти четыре дня были полны прогулок и разговоров обо всём. Удалось встретиться с самыми близкими мне людьми. С Машкой мы сходили посмотреть на поезда с какой-то насыпи, от покорения которой было тяжело отказаться, однако, поскольку последующий спуск с неё возможным не представлялся, пришлось ограничиться небольшой высотой. А потом мы просто шли по улице, смутно представляя, куда именно. Трамвайные остановки казались находящимися посреди пустыни, впрочем, как выяснилось, только мне. Наверное, я так и не привык к широким улицам, а потому смотрел только на полосу с остановками, игнорируя окружение. Шатались по магазинам с канцелярией, книгами и разными штуками для хобби, потому что там было тепло, болтали, смеялись... С Лерой виделись аж два раза, и посиделки на моей кухне и в её комнате как-то незаметно вернули мне душевное равновесие. Ещё интереснее было слушать игру на гитаре. Она к своим способностям относится довольно критично, а для меня это было чем-то до невозможности удивительным: до этого пару раз доводилось слышать гитару вживую, но совершенно в другой обстановке. А тогда она сидела напротив, перебирала струны, и я видел, как отдельные звуки собираются в мелодию. Иногда ошибалась, конечно, но... в конце концов, она только учится, а опыт для меня в любом случае был невероятным. А ещё Лера подарила мне шикарный рисунок, который перекочевал на фотографию дневника... С Полинкой ходили в театр на спектакль, связанный с Пушкиным. Не могу сказать, что люблю Пушкина, но спектакль был потрясающий, в полтора часа как-то уместились и философские размышления, и чувства, и юмор, и элементы биографии поэта. То, что театр был очень небольшим, создавало какую-то особую атмосферу: мы сидели близко к сцене и чувствовали себя если не участниками событий, то их свидетелями. Монологи этому также способствовали. А после театра мы по уже сложившейся традиции отправились перекусить и ещё немного поговорить о жизни.
Школа, конечно, повыбила из меня радость, и два дня я бесцельно болтался по кабинетам и коридорам, лишь изредка приходя в сознание, но жить пока можно. Завтра экскурсия на какой-то завод вместо двух последних уроков, хоть какое-то разнообразие. Хотя это действительно интересно, потому что до сих пор связи между школой и реальной жизнью я почти не чувствовал. Может, что-то прояснится.

19:20 

Вообще-то, четыре чудом доставшихся (по крайней мере, в последние дни учёбы, представлявшие из себя ужасный ужас, выглядело это именно как чудо) выходных я собирался провести довольно скучно. Не потому, что не смог бы организовать что-то, несущее яркие впечатления, а потому что в упомянутые учебные дни я пребывал в не самом лучшем состоянии, до которого сам же себя и довёл. Поэтому планировал читать книги, смотреть сериальчик, может, иногда играть в симс, а из-под одеяла выползать только за едой и кофе. Получилось несколько иначе: тёплое и уютное одиночество заменили близкие люди, не менее тёплые и уютные, хотя я думал, что не буду способен на общение в принципе... Так что в этом смысле всё в порядке.
Впрочем, какие-то из повреждений не спешат восстанавливаться. Ничего серьёзного на первый взгляд, но кажется, что где-то в выстроенной с трудом шаткой конструкции нарушилось равновесие. А вот найти, где именно, всё не выходит, поэтому то бесцельно шатаюсь по квартире, то просто сижу и смотрю в окно с чувством, что чего-то не хватает и я в связи с этим должен немедленно что-то предпринять. Даже не знаю, как объяснить... я примерно так случайных прохожих вижу, когда спешу куда-то: не задумываюсь, кто они, куда идут, что чувствуют, как видят мир. Просто серые фигуры, почти декорации. Вот таким же я себя чувствую в последнее время... Ладно, будем думать.
А ещё мне сегодня сборник рассказов Фрая не продали, потому что он 18+. Дома из любопытства осмотрел предыдущий, тот, оказывается, тоже. Весело. Похоже, какая-то часть содержания ускользнула от меня. Или настолько травмировала, что воспоминания о ней стёрты.

22:07 

Погода сегодня фигня, но после пары симпатичных весенних деньков грех жаловаться. Потому что на какое-то время всё как будто проснулось: снег растаял достаточно, чтобы образовать лужи на асфальте, но всё же не настолько, чтобы утопить улицы в грязи, солнечные лучи пронизывали прохладный воздух, ясное небо не раздражало, а радовало. Сползал на любимый балкон, дабы лучше рассмотреть потеплевший мир. До самого горизонта и дальше всё было усеяно многоэтажками каких-то кремовых оттенков, деревья ещё даже не думали обзаводиться листвой, поэтому ничто не разбавляло мягкую и тёплую цветовую гамму.
Кроме того, один из этих двух дней завершился просто необыкновенным закатом. На тот вечер мы с Максимом, который какое-то время гостил у нас, запланировали картинг. Как обычно опасаясь ошибок в расчётах, пробок на дорогах, внезапного обострения топографического кретинизма, возможного падения на Землю метеорита с последующим воцарением хаоса, выехал сильно раньше, чем требовалось, и оказался на месте за час до оговоренного времени. Оставалось только ждать. Небо было окрашено в нежные оранжевый и розовый цвета, между которыми не было чёткой границы, а в свете заходящего солнца купалась плывущая гряда облаков. Чёрные силуэты деревьев на этом фоне выглядели изящно и даже в чём-то таинственно. Обычно закаты хороши летом, а то, что зимой — так, бледное отображение, наброски предстоящих шедевров. Так что я не просто соскучился, я почти забыл о том, как люблю смотреть на небо невозможных цветов, позволяя восхищению захлестнуть меня с головой... Солнце приближалось к горизонту, темнота отвоёвывала всё большую территорию, однако закат становился только ярче, и уже фактически пылал, а спокойные нежные переливы напоминали языки пламени. Ярче, ярче, ярче, так, что почти обжигает... Но в какой-то момент узкая полоса у горизонта полностью приобретает розовый цвет, который потом медленно сменяется фиолетовым. Всё затухает. Только теперь замечаю, что здания подсвечиваются, постепенно возвращаюсь к реальности.
Однако всё необыкновенное закончилось, я снова болтаюсь где-то между школой и тёплым одеялом, пробуждение по утрам больше напоминает вырывание с мясом себя из мира грёз... "Я не задаю вам много", — говорит учительница русского, проверяя три страницы домашки. Если не сделаешь эти три страницы — получаешь два, сделаешь — получаешь нифига. Примерно так дела обстоят со всеми предметами. За других говорить не берусь, но меня это вообще не мотивирует, скорее вызывает какое-то чувство обречённости. Может, это именно то, что так утомляет? Впрочем, иногда удаётся найти время, чтобы помаяться какой-то ерундой, которая оказывается спасительной в текущей ситуации.
Мысли все какие-то медленные и ленивые, напоминают больших ярко-рыжих слизняков, которых я видел когда-то давно, во время отдыха с семьёй. Но необходимости торопить их тоже нет, так что пускай ползают.

19:19 

Пару дней назад один знакомый совершенно ненамеренно высказал мне много не самых приятных вещей. Я уверен, он не хотел меня задеть, просто не знал, о чём говорит, поэтому никак не прокомментировал его слова и не выразил свои чувства по этому поводу. И это в общем-то совершенно ничего не значащее обстоятельство. Во всяком случае, должно было быть таковым. Штука в том, что отношения с людьми у меня никогда особо не клеились: просто не было необходимости поддерживать их, исключая, разве что, двух-трёх друзей, которым я действительно доверял. Всегда держался немного в стороне от окружения, они — сами по себе, я — сам по себе. Как следствие, никаких особых навыков в этой сфере не приобрёл, и познания по большей части остались сугубо теоретическими. И было бы неплохо, если бы я не решил срочно научиться взаимодействовать с людьми и не приложил к этому всё своё упрямство. Но я решил. Поэтому сейчас каждая обернувшаяся неудачей попытка кажется сильно страшнее, чем есть на самом деле. И поэтому, даже отбросив размышления над этими словами подальше, какая-то часть меня всё ещё пережёвывает это, подвергая сомнению сделанные когда-то выводы и принятые решения: а вдруг он прав?
Жутко устаю в последнее время, и попытки хоть как-то разобраться в причинах остаются тщетными. Может, меня просто вгоняет в тоску осознание того, как бездарно растрачивается время в школе, потому что физики, которая хоть иногда могла быть интересной, нет уже не первую неделю, и её замещают всякой ерундой, потому что наша информатичка куда-то запропастилась, и её заменяет вторая, потому что по математике началась тригонометрия, которая представляет собой перетаскивание функций туда-сюда... А может и нет, кто ж его знает.
Завтра первое в полугодии занятие по программированию. Ловлю себя на мысли, что совершенно не хочется идти. Но это просто следствие усталости, так что пройдёт.
Снова рисую, иногда кажется, что из меня могло выйти что-то путное, не брось я художку. С другой стороны, сложно представить, как должна была сложиться жизнь, чтобы этого не произошло. В любом случае, ни о чём не жалею.
Сейчас вот в кои-то веки появилось часа четыре свободного времени. Живём, значит.

18:17 

А я сегодня сообщение по обществознанию рассказывал про однополые семьи. Правда, большая часть людей, которых я хотел заставить задуматься, свалила в военкомат каких-то врачей проходить. Но и так неплохо. Всё было спокойно, вроде, одноклассники даже слушали. Хотя что они услышали — это другой вопрос, конечно.
Про возможность подготовить сообщение про какой-нибудь тип семьи историчка сказала ещё в прошлый четверг. Домашки и так было много, но я подумал, что это возможность в кои-то веки сделать что-то интересное и высказаться. После урока подошёл спросить и обсудить какие-нибудь спорные моменты, если таковые найдутся. В принципе, у меня был план действий на случай отказа, но она, поморщившись непрерывно минуты две, разрешила. При условии, что покажу текст и презентацию ей заранее. Оказалось чертовски легко, по сравнению с тем, чего я ожидал.
Кроме того, это была неплохая возможность прощупать родственников. Так, с бабушкой мы поругались в тот же день. Я не хотел ссориться, но и не ожидал, что она, не обладая вообще никакой информацией, сначала начнёт утверждать, что исследования, которые я приводил в качестве аргументов, врут, и только она знает истинную правду, а потом упрекать в том, что я специально что-то искал и читал по этой теме. Дальше в ход пошло "ты меня пугаешь", и "надеюсь, что твоя семья будет традиционной", и всё в таком духе. Оставалось дождаться реакции матери, которая, возвращаясь с работы, сначала заходит к бабушке. Мама всё-таки ближе к биологии, поэтому я рассчитывал, что реакция эта будет более адекватной. В каком-то смысле так оно и оказалось, хотя мне пришлось её успокаивать, говорить, что она нормальная мать и дело не в том, как она меня воспитывала. И что её не вызовут к социальному педагогу. Выяснил, что наши взгляды во многом совпадают, хотя определённый консерватизм в её словах прослеживался. Поэтому что такого сказала бабушка и чем её напугала, я так и не понял.
Работу я начал вечером четверга, закончил вечером пятницы. Исторички в школе не было ни в субботу, ни в понедельник, и только после уроков во вторник я показал ей презентацию и текст. Последний до этого видела бабушка, к моему удивлению, сказала, что информация хорошо подобрана и что я молодец. Подумал, что, возможно, действительно могу что-то изменить, и это стало каким-то лучиком света во всём происходящем. Историчка вчитывалась в каждую строчку, с учётом того, что обычно, если и смотрит работы заранее, то по диагонали. Пришла к выводу, что за пропаганду её не уволят, разрешила рассказывать перед классом. Задала несколько вопросов. Мне показалось, она призадумалась.
Сейчас, глядя, как всё обернулось, я вполне доволен: пока не знаю что, но что-то получилось. Восстановив события, понял, что мне тоже есть, над чем поразмыслить. Вот и отлично.

22:24 

Разобрали на уроке неравенство, оказалось, ошибка в условии. С правильным условием всё легко решается. А я сидел до двенадцати часов, пусть и с перерывами. Печально как-то, неужели оно того стоило? Почему все могут просто забить на задание, если оно не получается, а я нет?
Программирование начнётся только в феврале и будет теперь по субботам. Это значит, что раз в неделю у меня будет возможность выспаться. И что до февраля образуется некоторое свободное пространство в жизни: в том или ином виде нехватка такой прекрасной штуки будет ощущаться. Впрочем, если ненадолго, может, оно и к лучшему. Что-то обдумать, с чем-то свыкнуться... некоторым вещам надо просто утрястись. Всё ещё чувствую себя уставшим, но тоска по вечерам становится немного светлее, вместо того, чтобы тянуть на дно. Хотя иногда кажется, что я перестал двигаться вперёд, а попытки взаимодействовать с миром обречены раз за разом терпеть поражение... а ведь часто они приносят именно тот результат, который ожидался. Странная штука восприятие. Приходится прилагать усилия, чтобы отделить одну проблемную сферу жизни от остальных, не переносить связанные с ней переживания на всё подряд. А иногда кажется, что пытаясь вписаться в контекст ситуации, забываю смотреть на неё со стороны, принимаю всё слишком близко, начинаю суетиться и так далее.
Всё чаще думаю о словах и образах, которыми я пользуюсь, чтобы как-то определять происходящее. Насколько они были бы понятны посторонним людям? Если бы можно было ненадолго стать другим человеком, просто чтобы разобраться, как он мыслит...
А ещё я снова могу читать книги. Достаточно долго вообще не хотелось ничего читать, но, вроде, прошло, и это замечательно. Я ведь люблю книги на самом деле.

21:34 

В очередной раз задумался, почему я постоянно такой уставший. Нелегко признать, но, похоже, одна из причин в том, что я не могу спокойно переносить давление со стороны людей. Впрочем, вряд ли "давление" — подходящее слово... "Ожидания"? Короче, когда кто-то из добрых побуждений пытается подстроить мою жизнь под свои представления о хорошем. Например, родственники, которые до сих пор периодически пытаются навязать своё мнение, заставить быть тем, кого хотят во мне видеть. Этого не произойдёт никогда, но очень много сил уходит только на то, чтобы продолжать гнуть свою линию. Мы почти не разговариваем о важных вещах, потому что как-то после очередной ссоры, я понял, что это бесполезно, но я всё равно чувствую, что они желают мне только добра, пусть и в том виде, в котором сами его понимают. Да и потом, общаемся мы вполне нормально. Если бы не всё это, если бы наши отношения были хуже, мнение родственников не значило бы для меня ничего.
Или те немногие адекватные учителя в школе, которых я действительно уважаю или которые мне чем-то симпатичны. По сути, мы никак не пересекаемся вне школы, но воспринимаю я их всё равно как людей. И когда они все настаивают, что я должен окончить школу с медалью и никак иначе, или даже навстречу идти пытаются, дабы этому способствовать (та же математичка поставила пять по алгебре в полугодии, когда выходила четвёрка), мне становится хреново. Потому что, вроде, они так проявляют заботу о моём будущем, но понятие не имеют, насколько это больная тема и чего это будет стоить в настоящем: потерять и без того шаткое душевное равновесие ради каких-то дополнительных баллов... не стоит оно того. Есть ещё куча мелких аспектов жизни, но я как-то не хочу вдаваться в детали.
Штука в том, что я буду поступать, как считаю нужным, несмотря ни на что. И, вроде, понимаю, что, несмотря ни на что, я никого ни о чём не просил, я никому ничего не должен, но просто из-за того, что намерения у этих людей изначально благие, где-то в глубине души всё равно кажется, что я ужасный неблагодарный человек и виноват перед ними всеми. А это выматывает. Плюс, сразу бросается в глаза пролегающая между нами пропасть непонимания.
Сейчас вот сижу и тихо ненавижу себя, потому что не могу сообразить, как решать логарифмическое неравенство из домашней работы. Хотя это скорее неспособность адекватно воспринимать ошибки и неудачи, которая корнями уходит в более отдалённое время и немного другие сферы жизни. И что со всем этим делать?

18:17 

В последнее время разрываюсь между стремлением обсудить с кем-то происходящее и нежеланием говорить вообще, которое отчасти вызвано подозрениями, что никому, кроме меня, оно не надо. А ещё в жизни отчаянно не хватает обнимашек. Учитывая, что до сих пор я никогда из-за этого не переживал... должно быть, дело в чём-то другом. Может, всему виной как раз то, что мне не с кем обсудить свои дурацкие задвиги. Однако эти три дня, что я не был в школе, позволили хоть как-то собраться и прийти в себя. Не могу сказать, что в порядке, но всё, по поводу чего загоняюсь в последнее время, второстепенно, так что жить можно. Завтра и послезавтра наконец-то уроки математики, а среду я снова пропущу.
Что до самой олимпиады... не совсем то, чего я ожидал. Это должны были быть творческие задания, но получилось больше похоже на то, как их видят в школе, когда учителю задание кажется оригинальным, а на деле — прорва работы, к тому же навевающей тоску. А в задании на знание школьной программы спрашивали про какие-то незначительные детали и факты, совершенно бесполезные, на мой взгляд. Впрочем, для тех, кто выбрал профессию, связанную с литературой, всё, наверное, не так.
Снова пришлось рано встать, поэтому я не выспался. Просидел за заданиями около четырёх часов, есть в это время можно было только шоколад. Думал, что теперь даже видеть его не смогу, но нет, оказывается, меня так просто не сломить: закончив с сочинениями и покинув аудиторию, пошёл к автомату с кофе и, не задумываясь, взял горячий шоколад. Двойной.
В коридоре нашёл своих знакомых, позже к компании примкнула ещё одна участница олимпиады. Слушая их разговоры, мог только удивляться, насколько мы не похожи. Они каким-то образом находили общие интересы и темы, а я только думал, старался понять, чувствовал себя лишним. Как будто до сих пор жили в разных мирах, а тут случайно встретились.
Очень беспорядочно всё, несмотря на попытки разобраться.

22:11 

Тут образовалась некоторая жесть, не знаю, с чего начать. Наверное, начать следует с того, что я каким-то чудом прошёл на региональный этап олимпиады по литературе. И по русскому. А по математике — нет. Даже обидно немного. Задумался, не рано ли категорически отказался связывать с литературой свою жизнь.
Сам факт, что я прошёл, тайной не был, а вот даты учительница перепутала. Поэтому о том, что олимпиада сегодня, я узнал ночью, и то только потому, что хотел уточнить и полез на соответствующий сайт. И вот, времени около часа ночи, регистрация начинается в пятнадцать минут девятого, до места проведения ехать примерно час. А в числе прочих документов должен быть приказ об отправлении меня на олимпиаду. Зайти в школу, чтобы прояснить ситуацию, я бы не успел. Немного понервничав (хотя, если подумать, я скорее пытался заставить себя нервничать, снова и снова прокручивая ситуацию в голове, не знаю уж зачем), без особых надежд написал учительнице в вк. Обнаружив бодрствующих одноклассников, решил спросить у них её телефон, мало ли. В ответ тишина. Написал ещё и классной руководительнице, попросил найти русичку и сказать про приказ, после чего лёг спать. Встав в шесть утра, обнаружил сообщение от русички, которая по какой-то причине не спала в три часа. Всё разрулилось, она обещала меня отвезти. Оставалось только уладить всякие мелочи, например, написать классной руководительнице, что всё в порядке и никого искать не нужно.
По дороге разговорились с учительницей, отчего стало как-то теплее и спокойнее. Она больше спрашивала, но кое-какие занятные сведения я всё же почерпнул.
Сегодня проходил первый этап регионального тура, задание всего одно — проанализировать текст. На это отводится пять часов, но всякий, кто закончит раньше, обречён скитаться по коридорам до истечения этого времени. Объяснили это тем, что мы можем слить что-то в интернет (что?). Сделал всё, что мог, но не думаю, что пройду дальше: в конце концов там будут люди, которые готовились, которые серьёзно учат литературу и собираются её сдавать... Ну да и ладно. Полтора часа бессмысленного ожидания скрасили две девушки — товарищи по несчастью, хотя почти всё время разговора я чувствовал себя несколько не от мира сего: обсуждаемые темы никогда не были мне близки или интересны.
Завтра второй этап — творческие задания. Что ж, посмотрим.

23:03 

Кажется, я собирался много всего сделать за каникулы, но с их наступлением внезапно утратилось всякое желание делать хоть что-то. Поэтому днём время обычно растрачивается на всякие забавные, но незначительные вещи, а вечером я валяюсь и рефлексирую на тему как жить эту жизнь. Странно, что исключительно вечерами, а каждое утро всё снова в порядке... Само собой, встретился с друзьями и хорошей знакомой, которая появилась сравнительно недавно. Научился делать капучино в домашней кофеварке. Пытался вернуться к рисованию. Выжег на доске робота, передающего масло, из "Рика и Морти". Нашёл несколько интересных тем, в которых надо будет разобраться. Купил ещё пять тюбиков цветной хны. Написал простенькую программку, идея для которой уже какое-то время крутилась в голове. Попробовал авокадо. А делать всё-таки не хочется ничего. Да и не чувствую я себя, как ожидал, свободным и исполненным сил.
Похоже, всё-таки немного запутался, и попал в ситуацию, когда можно как угодно изворачиваться, а своего добиться не выйдет. Обидно, что виной тому только обстоятельства. Если бы от меня хоть что-то зависело...
Иногда начинает казаться, что, меняясь, могу потерять нечто важное. Об этом надо думать, а сил внезапно не хватает.
На улице дубак. Температура, вроде, не до ужаса низкая, но из-за высокой влажности и ветра очень холодно. Из дома выходить пришлось часто, но, как ни странно, в эти моменты я чувствовал себя живее. А вот сидя здесь, в тепле, кажется, медленно остываю. Не хочу, чтобы всё так оставалось. Может, со мной всё же что-то не так?
Слова даются с трудом, но промолчать почему-то тоже не получается. Интересно, завтра всё опять будет нормально? Вечерами кажется, что в какой-то момент уже не будет.

15:42 

С наступившим.

Я бы точно любил Новый год больше, если бы отмечал его с друзьями. Потому что каждый праздник с родственниками — возможность почувствовать себя лишним, и больше ничего.
Отмечать они вчера начали, видимо, по иркутскому времени, то есть часов в семь. Я остался в своей комнате читать статейки и маяться всякой ерундой.
20:53. Пошёл за чаем. На кухне (вообще-то изначально стол накрывали в гостиной, но до него почему-то не добрались) уже вовсю шли разговоры про то, что моя прабабушка была ведьмой. Спешно ретировался.
21:50. В комнату по криволинейной траектории зашла мама и начала излагать план операции по поддержанию в младшем брате веры в Деда Мороза. Надо было всего лишь достать с балкона подарок и сказать, что его, похоже, оставил там сей сказочный персонаж, но маме это казалось сверхважной задачей, потому инструкции давались со всем пафосом, который она могла в тот момент продемонстрировать, и были повторены несколько раз. Не припомню, чтобы в моём детстве кто-то так церемонился с легендой. Мама ушла, но вернулась ещё раз десять, потому что идея десять раз сказать, что я очень нехороший человек, показалось ей прекрасной и остроумной.
21:56. Был вынужден покинуть своё убежище для выполнения поставленной задачи. Путь обратно был осложнён попытками обняться всех, в ком внезапно проснулись родственные чувства.
22:00. Пошёл гулять с собаками, как самый трезвый.
22:22. Вернулся, узнал, что весь мой любимый салат уже был употреблён в качестве закуски. Вздохнул, снова скрылся в комнате.
23:15. Вышел разведать обстановку. На кухне обсуждались истории столетней давности, которые я помню ещё с предыдущих гулянок.
23:33-00:30. Родственники передислоцировались за стол в гостиной и оживлённо обсуждали истории, которых я не слышал (удивительно, что такие ещё есть), каких-то людей, беседовали о жизни, при этом полностью игнорируя сначала концерт, а потом новогоднее обращение президента по телевизору. К половине первого все потихоньку начали расползаться.
Я ушёл смотреть с балкона на фейерверки безо всякого праздничного настроения, думать, кто те люди, которые их запускают, и какой путь они прошли до этого момента. Наверное, никогда не узнаю. Яркие вспышки, грохот, радостные крики из окон... вообще-то в ночи мне нравятся тишина и спокойствие, но было действительно красиво, один раз в году можно пожертвовать любимой умиротворяющей атмосферой...
Оказалось, что было истреблено почти пять бутылок шампанского. Я выпил полбокала, значит, остальное пришлось на маму и двух бабушек. На этом интересные моменты сегодняшнего дня закончились.
Было бы странно, если бы что-то изменилось. Впрочем, всё и так вполне терпимо. Много обстоятельств, с которыми непонятно, что делать, вагон сомнений, но деваться-то некуда.

18:46 

Наверное, я любил бы Новый год больше, если бы отмечал его с друзьями. Потому что именно последние, несмотря ни на что, смогли создать лёгкое праздничное настроение. Поздравления, обнимашки, добрые слова... даже школьная дискотека, где я просидел всего минут десять, рассматривая пятна света на полу, которые из-за неровностей создавали впечатление, что вместо пола там бесконечное пространство, и немного жалея, что ни за что не смог бы радоваться, как остальные — всё это было действительно здорово. А общение с родственниками — это постоянное созерцание разделяющей нас пропасти. Обычно я либо молча грущу, слушая их разговоры, либо вмешиваюсь, чем только усугубляю ситуацию. Кроме того, мама уже усмотрела катастрофу планетарного масштаба в моём намерении встречать Новый год в футболке, а не "чём-то красивом". Потом выяснили, что я плохой, вредный и просто не хочу её порадовать. Чуть не поругались из-за этого, блин.
Тем не менее, всех, кто отмечает, с наступающим :)

22:27 

Очень много сплю в последнее время. И если очень долго об этом думать, непременно докапываюсь до какой-нибудь бездны, и на мгновение становится страшно. Однако по истечению этого мгновения в своих размышлениях оказываюсь отброшен назад. Такое и раньше бывало, и я обычно копал и копал, пока совершенно не терял интереса к огромной и пугающей неизвестности. Просто в последнее время это происходит слишком часто и по самым несущественным поводам. Кроме того, всё чаще задумываюсь, что будет, если все мои планы на будущее так и останутся планами, если двадцать-тридцать лет спустя я буду там же, где сейчас, и останется только жалеть об упущенном... Новогоднее настроение, походу.
Но не суть. Я ведь совсем не то написать хотел, но так уж вышло. Суть в том, что не так давно Машкин вопрос "У тебя крах мировоззрения?", несмотря на то, что у меня всё было в порядке, породил довольно забавную ассоциацию. Не люблю использовать аналогии объясняя что-то, потому что их можно очень по-разному трактовать, но это просто симпатичный образ, который лежит в стороне и ни на что не влияет, так что... Упомянутое событие представляется бьющимся фарфором. Вроде фигурок, которыми у меня в детстве была заставлена целая полка. Несмотря на бережное отношение, несколько раз что-то всё-таки падало, разлетаясь на кусочки. Но так как фигурки я очень любил, по возможности их старались склеить, после чего они выглядели так, словно ничего не произошло. Но в случае с мировоззрением, осколки ведь соединяются не так, как было, они поворачиваются, переставляются и формируют уже что-то новое. А если осколки очень мелкие? А если фигурку вообще стереть в пыль? Тогда можно будет сделать что угодно, если хватит клея, сил и упрямства.
А ещё не так давно я думал о том, что, наверное, именно из-за моей отстранённости на протяжении большей части жизни некоторые ситуации воспринимаются сейчас более остро, чем следовало бы. Просто потому что ещё не набил шишек. Так или иначе, надо двигаться дальше. Насчёт всего остального не уверен, а упрямства мне хватит с избытком. Может, оно как-нибудь компенсирует то, чего недостаёт?

23:03 

Я что-то говорил про общечеловеческое восприятие времени? Чёрта с два, я всё воспринимаю как тушёная капуста брокколи. Две контрольных в один день уже стали привычным явлением, равно как и нечеловеческие объёмы домашних заданий. По моим прикидкам, круги под глазами скоро будут поглощать всё падающее на них электромагнитное излучение во всех диапазонах.
По ОБЖ на сегодня задавали сообщение про какую-нибудь составляющую здорового образа жизни. Решил рассказать сначала про психоактивные вещества и исследования в этой области в целом, потом пройтись по трём, которые, согласно этим исследованиям, не так опасны, как считается. Вроде и тема интересная, и что со мной за это сделают, и одноклассников заставить задуматься. Да и потом, я же собирался делать мир лучше, надо хоть что-то предпринимать и набираться опыта, пусть и на совсем незначительных ситуациях. Вчера закончил работу. Максим сказал, что это может потянуть на пропаганду наркотиков, я занервничал. Сегодня вызвался отвечать. Полинка потом сказала, что у меня руки дрожали, но сам как-то не обратил внимания. Выступления на публике вообще не моё, а тут ещё и подозревал, что наживу себе проблем. Но к проблемам я хотя бы был готов. А то, что получилось, очень похоже на общение с родственниками: все слушают, вроде, и не плевать им, а потом заканчиваешь говорить, и оказывается, что ничего они из этого не вынесли. Так и в этот раз, я вернулся на место, а учительница, вроде как в продолжение темы, стала рассказывать, что если попробовать что угодно хотя бы один раз, непременно станешь наркоманом и умрёшь. И одноклассники выводов никаких для себя не сделали. Причём всё услышали, это точно. Но обдумывать, видимо, не посчитали нужным. Расстроился. Потом успокоился, и теперь вот пытаюсь сообразить, почему так. Практический вывод пока только один: потребуется приложить больше усилий, чем я рассчитывал.
В жизни какой-то бардак, потому что пытаюсь успеть всё и сразу: и таскать Максима по развлекалочкам, и учиться, и высыпаться, и ещё много чего. В итоге у меня синяки на руках и ногах от попадания пейнтбольных шариков, синяки под глазами от недосыпа, фотки конспектов и заданий в телефоне, обрывки заученной и уже начавшей забываться информации в голове и опять завал на столе. Возможно, было бы не так сложно, если бы не чувствовал усталость с утра до вечера.
Где-то за пределами школы неумолимо приближается Новый год, который не хочу отмечать я, но отмечают все близкие мне люди. Пришлось ненадолго стать частью всеобщей суеты и помаяться с выбором подарков. Но теперь снова могу не думать о праздниках, что радует.
Глаза закрываются, надо спать ползти. Осталось немного. Осталось совсем немного.

12:57 

Всю неделю делал уроки до ночи. Решил, что это уже ни в какие ворота, и прогулял школу сегодня. И ведь мне нужно было совсем немного свободного времени, чтобы выспаться, никуда не спешить, почитать что-нибудь на тему гендерной идентичности, с которой изо всех сил пытаюсь разобраться. Но обычно этого времени у меня нет. И ещё неизвестно когда будет, потому что на следующую неделю уже задали кучу всего. Я и так уже совсем не открываю учебники по некоторым предметам, но всё ещё засиживаюсь допоздна с домашкой. Печально.
Но раз уж свободное время себе организовал, всё, что планировал, сделал, то теперь можно просто обдумать некоторые моменты. Да, этого обычно тоже не успеваю.
Итак, недавний эпизод, который почему-то всё не могу толком осмыслить. Математичка сказала, что поставит мне пять по алгебре в полугодии. Это с учётом того, что всё полугодие я косячил. И мелкие ошибки по невнимательности, за которые обычно ужасно обидно — это всё-таки ошибки. Она думает, что так мотивирует меня учиться и косячить меньше, и готова, как сама сказала, протянуть руку помощи. Я ценю это, вот только уже почти забил и на оценки, и на медаль. А то, что "почти" очень стараюсь исправить. Поэтому мне неловко, что она идёт навстречу, нарушая какие-то правила: не стою я того. Ещё говорила, какой я умный и замечательный. Не могу не относиться скептически к подобным заявлениям, да и слишком неожиданно прозвучало. Она вообще-то не склонна говорить такие вещи. "Неглупый" — да, но "на голову выше всех в классе"... даже печатать как-то неудобно, а уж принять спокойно тем более не могу. В общем, получилось как-то очень странно, и, вероятно, какие-то шаблоны в моей голове всё-таки порвались. Понять бы ещё, почему так.
Вчера приехал Максим. Обычно я радуюсь, но теперь к этому чувству добавилось беспокойство. Потому что, несмотря на все улыбки, шутки, жизнеутверждающие слова, вижу, что ему очень нелегко приходится. И знаю, что со мной он говорить об этом не захочет. Чувствую, что просто обязан что-то сделать, но шансов реально что-то изменить... ладно, хоть попытаюсь.
Кроме того, в те редкие моменты, когда не учусь и не делаю домашнее задание, стараюсь присматриваться и прислушиваться к миру вокруг. В какой-то момент я всё-таки стал более открытым, только до сих пор не видел особого смысла что-то с кем-то обсуждать. Но, кажется, мне всё-таки есть, что сказать. В глобальном смысле это ещё подождёт, но если говорить о мелких шагах на пути к этому глобальному смыслу, то почему бы и нет.

23:10 

Я всё ещё жив. Ну, почти: то, что временно зомби — это ничего, это энергосберегающий режим... надеюсь.
Вчера только заставил себя уборку сделать: на полках уже пальцем рисовать можно было, а очертания стола с трудом угадывались под завалом хлама различной природы. Но в основном учебников, потому что уроки я делаю, валяясь на кровати, а потом все учебники, тетради и черновики стопкой, не разбирая, отправляются на стол. Режим дня медленно возвращается к совиному, и это не то чтобы способствует улучшению самочувствия. Уже не понимаю, то ли действительно много всего свалилось, то ли просто устаю быстро. Устал раз за разом собираться и отгонять усталость, но попутно всё-таки движусь к намеченным целям, пусть и очень маленькими шагами.
Тем временем год подходит к концу. Кстати, может, полугодия в школе и семестры на курсах программирования всё-таки подстроят моё восприятие времени под общечеловеческое. Впрочем, пока ни о каком восприятии времени речи вообще не идёт: всё не то чтобы остановилось, мелкие детали движутся, но в целом картина не меняется. Вроде, написал итоговую работу по программированию, следующее занятие — последнее, впереди новый семестр с другой учительницей и другими людьми, а я ничего толком не чувствую. Теоретически понимаю, что мне будет не хватать дружелюбно-насмешливых фраз вроде "трудно быть бестолковым, да?" и "это чукотская песня, а не программа", будет не хватать моего одноклассника, который когда-то попал в эту же группу, а теперь переходит на другое направление, даже ребят, с которыми мы не поговорили ни разу за полгода, будет не хватать... Но, кажется, я слишком забегался, растратил силы на всякие пустяки и теперь не испытываю той лёгкой светлой грусти, которая обычно наплывает в таких ситуациях.
Постепенно начинается всеобщая суета по поводу наступления Нового Года. Люди готовятся, украшения развешивают, подарки ищут, а я уже несколько лет как перестал придавать этому празднику хоть какое-то значение. Неудивительно, всё, что меня ждёт — застолье с не вполне трезвыми родственниками, которые адекватны каждый по отдельности, но когда собираются вместе, начинают нести феерический бред. В итоге просто сижу и чувствую себя лишним. Впрочем, сказать, что совсем равнодушен к этому событию, тоже было бы не вполне честно: я был бы рад посмотреть с балкона на фейерверки и подумать о людях, которые стоят за каждой вспышкой. В этом есть что-то чарующее и немного печальное...
По дороге с олимпиады по математике встретил Машку, очень долго наше общение не выходило за пределы переписок в соцсети. Позже она призналась, что не может смотреть мне в глаза. Слишком сложно. Впрочем, был ли в моей жизни хоть один человек, с которым было не так? Вряд ли.
Множество мелких забот делает общую пустоту только заметнее, а понимание этой пустоты, в свою очередь, иногда окончательно лишает сил. Вот только каким бы уставшим я ни был, ещё ни разу не было такого, чтобы не сделал чего-то, что требовалось. Так что всё ещё функционирую, пусть и не в лучшем состоянии.

23:13 

Недавно закончилась одна занятная на мой взгляд история. Как-то раз математичка на уроке разбирала решение задачи по стереометрии, если очень коротко, то суть в том, что она предлагала рассматривать трапецию, боковые стороны которой образованы скрещивающимися прямыми. Покрутив ручки в попытке смоделировать ситуацию, я понял, что ничего не понимаю. Это выглядело невозможным, потому что скрещивающиеся прямые не лежат в одной плоскости. По определению. Откуда тогда трапеция? Подошёл к математичке, но мы друг друга также не поняли (отчасти моя вина), а обсуждение плавно скатилось в препирательства по типу "да" — "нет". Я ещё много чего чудил с ручками, подходил на других переменах, через какое-то время она, уже завидев меня издалека, просила уйти и больше не подходить к ней "с этим". Было смешно, но я по-прежнему не соображал, как получается трапеция. Нашлось всего двое ребят из класса, которые также не понимали, но они забили, решив, что раз так говорят, значит, это правильно, а я снова и снова глупо смеялся и тащился к учительскому столу. И в понедельник она вдруг задумалась, вместо того, чтобы отправить меня куда подальше. И, да, это действительно невозможно. Но мы почему-то всё равно вышли на верный ответ (почему — я понял уже вечером, может, на следующем уроке поделюсь, а то ей, должно быть, некогда возиться с такими мелочами). После этой истории невольно задумался, как стереометрию видят мои одноклассники. Сначала я считал, что просто торможу, в то время как все уже въехали, но, получается, нет? И никто даже не сказал, что не понимает, никто не спросил... Так странно. Математичка-то у нас замечательная: не орёт, на вопросы всегда старается ответить. У нас раньше часто бывали разногласия по поводу её требований, потом я просто смирился: в конце концов, на экзаменах спрашивают так же, лучше быть к этому готовым... Я просто пытаюсь сказать, что не понимаю, почему никто кроме меня не спросил, ведь ничего страшного бы не случилось. Действительно странно.
А сегодня выспался и осознал, что шутки про овоща содержали чуть больше правды, чем хотелось бы. Я всего лишь прогулял школу, и это был один из лучших дней с начала четверти. Голова не забита бесполезной информацией, думать легче. И ведь ничего по-настоящему особенного не делал: встал на пару часов позже, посидел за заданиями по программированию, прогулялся, помаялся всякой незначительной фигнёй... Да и всё, пожалуй. Наверное сил придаёт понимание, что приближаюсь к поставленным когда-то целям, расставляя по местам то, что ещё не расставлено. Это давно уже пора взять на заметку и немного перестроить жизнь.
Яснее вижу, к чему стремиться, но лишний раз стараюсь не радоваться, потому что все хоть сколь-нибудь сильные эмоции вдруг причиняют дискомфорт. Редко такое бывает, но проходит быстро. Ладно, пусть будет пока, посмотрим. Главное, не забывать, что уже успел сформулировать, и найти силы претворить это в жизнь. По идее, должно стать ещё лучше.

23:15 

Снова пропустил уроки из-за олимпиады. Но так как собирались мы в школе, всё равно утром пошёл туда. По дороге встретил математичку, разговорились. Слово за слово, речь зашла о контрольной работе, которую недавно писали. Обычно я ошибаюсь в каких-нибудь мелочах: то посчитаю неправильно, то в ответ не то выпишу — но в этот раз без дурацких ошибок обошлось. А вот без пары шуток по этому поводу, конечно, обойтись никак не могло. Усмехнулся, ответил, что это временный сбой, и скоро всё вернётся на круги своя. Снова какой-то плавный переход, потом она говорит, что мне надо "изменить своё к этому отношение". Слишком поздно. Я стараюсь быть внимательнее, но всё равно косячу, это правда, а вот отношение менять... всё же в кои-то веки нормально. Впрочем, со стороны действительно выглядит несколько иначе: в конце концов, она вряд ли знает, сколько проблем у меня было в прошлом году именно из-за неадекватного восприятия школы и всего прилагающегося. И я совсем не горю желанием к этому возвращаться.
То, что раньше заставило бы нервничать, оставляет равнодушным, то, что расстроило бы, тоже не вызывает никаких эмоций. Довольно непривычно, но вряд ли плохо. Хотя иногда я расстраиваюсь из-за того, что не расстраиваюсь там, где должен, но это уже совсем смешно. Без этих глупых, но привычных неудобств как-то пусто. Чувство пустоты тоже заткнуть легко, но не всегда сразу замечаю, что нужно, и слишком часто думаю, действительно ли нужно: вдруг так что-нибудь упущу? А ещё иногда без видимых причин накатывает усталость. Не понимаю толком, от чего это: я действительно слишком много сил растрачиваю на ерунду, или дело в том, что занимаюсь только ерундой, а не чем-то интересным. А начинать что-то делать становится труднее: даже если потом всё будет легко и здорово, именно собраться и приступить к делу — самое сложное. Ладно, не конец света.
И внезапно не могу ни с кем поговорить. Именно спокойно, вдумчиво и по делу. Странно, вроде, ничего, способного породить стремление отгородиться, не случилось.
Зато мне разрешили не ходить на элективы. Ни на английский, ни на информатику. Вообще. Совсем. И это восхитительно. Переживаю, как бы классной не влетело, но, похоже, она знает, что делает. Так что теперь на сорок пять минут больше свободного времени, хотя мне, наверное, ещё долго будет казаться, что его мало и что я ничего не успеваю. Что ж, значит, и с этим придётся разобраться рано или поздно.

22:14 

Забавно, только недавно почувствовал, что жизнь не стоит на месте, даже почти уверен, что смогу её нормально устроить. Раньше только теоретически знал. Всё ужасно медленно, но раз уж решил не торопить события, пусть так и будет. Не смотрю QI целыми днями, забив почти на всё — уже прогресс. Не высыпаюсь только уже чёрт знает сколько, несмотря на все старания, но, видимо, ничего не поделаешь.
Как-то на прошлой неделе отвёл брата в школу, а сам пошёл домой, потому что была олимпиада (обычно все, кто идёт, собираются в школе и в сопровождении какой-нибудь учительницы выдвигаются в другую школу, где, собственно, всё и проводится), и первые уроки разрешили пропустить. Вместо того, чтобы лечь спать, решил заглянуть на двадцать второй этаж. Зимой любой выход из квартиры не на учёбу превращается в целое событие, для которого ещё и настрой нужен, а если такового не обнаружится, останусь дома валяться. Был уверен, что зимой там делать нечего, но почему-то всё равно потащился. Привычная панорама была скрыта туманом, что, с одной стороны, уменьшало обозреваемое пространство, с другой — вызывало ощущение, что за этой светло-серой завесой целый мир, огромный и загадочный. А с неба медленно падали хлопья снега... Помню, как-то раз, летом или ранней осенью, незадолго после тех моментов, воспоминания о которых сейчас придают сил и уверенности, стоял там же, так же смотрел на город, думал о том, как меняюсь и кем буду, когда в следующий раз здесь окажусь. Вот значит как.
Однако с тех пор в окружающем мире воцарились вечная темнота и грязь. Но, находясь на земле, я бы всё равно предпочёл их снегу, не на что жаловаться.
Иногда кажется, что чего-то не хватает, но быстро проходит обычно. В ближайшее время думаю взяться за рассказ, идея для которого давно пылится где-то среди вордовских файлов на ноуте, довыжигать дощечку, заброшенную в ящик, прочитать, наконец, всё, что собирался... Звучит неплохо. А если всё так и будет — вообще замечательно.

23:02 

Свежий взгляд на привычные идеи оказался очень кстати. По крайней мере, перестал мотать себе нервы. Школа тоже перестала быть проблемой, не знаю, надолго ли. Даже свободное время вдруг откуда-то появилось. Вообще, если специально не драматизировать, всё очень даже неплохо. И движется куда-то, пусть и медленно.
По русскому учимся писать сочинения в формате ЕГЭ (начинает казаться, что сдаю его в этом году, а не в следующем). Шаблон выглядит более адекватным, нежели тот, которым пользовались в девятом классе, хотя свободно излагать свои мысли по теме по-прежнему очень затруднительно. На дом уже задали одно по тексту про патриотизм и самоотверженность. Весьма ненавязчиво. Так ненавязчиво, что аж раздражает. Никакого желания про это писать, поэтому постарался вывернуть больше в сторону самоотверженности и готовности умереть за светлое будущее. И Харви Милк в качестве одного из примеров-аргументов, гулять так гулять. Интересно, что на это учительница скажет.
Неделя обещает быть насыщенной: в три из четырёх оставшихся дней будут районные этапы олимпиад, а в четверг одно занятное мероприятие, которое пока представляю весьма смутно, потому что попросту не до того. Зато завтра можно к двенадцати прийти. Наконец-то высплюсь, а то отрывать голову от подушки с каждым утром всё труднее, оживаю только к вечеру.
В наушниках снова песни, которые слушал много лет назад. Тогда они виделись если не рукой помощи маленькому и потерянному мне, то чем-то, за что можно ухватиться. Теперь это просто красивое сочетание музыки и голоса. Однако размышлять об этом пока не хочется, равно как и оглядываться назад: во-первых, я всё ещё не уверен, что справился, во-вторых, недостаточно времени прошло. Зато легко смотреть в будущее: оптимизма сейчас едва ли не больше, чем когда-либо. Ну, на самом деле сейчас — достаточно продолжительный промежуток времени с перерывами на отчаянные метания; просто очередной такой перерыв подошёл к концу, и жизнь заполнило уютное спокойствие.
Время вдруг кажется странной штукой. Всегда почему-то чувствовал себя старше своего возраста, поэтому ничего интересного не видел, но, если задуматься... сейчас мне шестнадцать, а когда-нибудь будет и шестьдесят (если, конечно, автоматом с шоколадками раньше не придавит). И что я буду думать и делать тогда? Задавался этим вопросом и раньше пару раз, но особо ни к чему не пришёл. Ну и ладно.

Лоскутное одеяло

главная