00:39 

Добился от подруги ответов на большинство интересовавших меня вопросов. Не совсем то, что я ожидал, но иначе, наверное, и быть не могло. Вот только, с одной стороны, она утверждает, что за время, пока мы не общались, сильно изменилась, а с другой — ведёт себя как ни в чём ни бывало. Не знаю, как всё будет теперь, нужно время, чтобы разобраться.
Пропустил школу сегодня. Зато наконец-то сходил на тестирование по программированию. Странно как-то получается: написал тесты сразу на первый и на второй семестр, но они показались достаточно лёгкими. А чтобы пойти на третий, нужно знать язык программирования, который учат на втором. А я его, само собой, не учил. Что делать — непонятно. Правда, есть вариант пойти на собеседование с преподавателем, чтобы уже там подсказали, но, наверное, сначала имеет смысл дождаться результатов: мало ли.
Купили новый ноутбук, но сижу пока со старого. Максим как-то уговорил меня на диагональ в пятнадцать дюймов, хотя я хотел меньше. Впрочем, если подумать, он прав: таскать ноут я никуда не собираюсь, а для зрения, вроде, менее вредно.
А потом было самое интересное за сегодня. Но тут потребуется много пояснений, а у меня в голове каша из-за усталости, поэтому не знаю уж, как получится. Если совсем вкратце и без ненужных подробностей, то когда-то мой папа, Максим и Рома основали свою фирму. У них есть партнёры по бизнесу в Италии, с которыми вполне дружеские отношения. Недавно один из итальянцев приехал сюда. Суть в том, что его пятнадцатилетняя дочь играет на скрипке, и сегодня был концерт их оркестра, естественно, Рома и Максим были приглашены. Последний как-то отмазался, поэтому поехал я. Мягко говоря не мой любимый жанр, но было интересно, плюс хоть какая-то практика в общении на английском. Первое отделение состояло исключительно из классической музыки, которая меня лично не трогает вообще никак, хотя играли хорошо, насколько могу судить; во втором отделении были итальянские и русские песни, всё было очень тепло, дружелюбно и уютно; но больше всего мне запомнилось, как, отыграв программу, дети (всем от восьми до шестнадцати лет), видимо, решили сыграть то, что нравится им самим. Это было очень эмоционально, и немного напоминало зоопарк: они хаотично перемещались по сцене (некоторые — с огромными, по сравнению с музыкантами, виолончелями, что выглядело весьма забавно), танцевали, видимо, подшучивали друг над другом, но играли по-прежнему великолепно, все были радостными и довольными. Как мне рассказывали, они все начинали учиться играть около четырёх лет, много времени проводили вместе и очень сблизились, и... в тот момент это было особенно заметно, они действительно производили впечатление хороших друзей. Такая неформальность не могла не очаровать. Кстати, не только меня, не слишком многочисленные зрители также были в восторге. Как бы я ни старался, подходящих слов, чтобы описать мои чувства, не находится ни в русском, ни в английском, на котором мы сегодня общались, не чувствуя языкового барьера. Наверное, в итальянском бы нашлись. Когда концерт закончился, было уже поздно, но мы с Ромой и его женой всё же успели съесть по бургеру и поболтать. Потом они вызвали мне такси, а сами, вероятно, пошли развлекаться дальше. В общем, замечательный вечер выдался.
Хочется спать. И почему кофе на меня не действует? Почти обидно. С другой стороны, почему я продолжаю надеяться, что однажды действительно сработает?

20:11 

Хаос в школе, похоже, достиг своего апогея. Первым уроком по расписанию был английский, несколько человек, включая меня, мирно ждали у двери кабинета, когда выяснилось, что у нашей учительницы урок с другим классом. Одна девушка сбегала на третий этаж, где находится кабинет второй группы, и выяснила, что у всего класса электив с их учительницей. В маленьком кабинете, который рассчитан на половину класса. Никто из присутствовавших элективы по английскому посещать не собирался, но вариантов не оставалось. Классной руководительницы не было, спросить, что вообще происходит и почему так, не у кого. Когда мы, обменявшись мнениями о ситуации и смирившись со своей участью, направились в кабинет, нас окликнула химичка, которая думала, что по расписанию у нашего класса сейчас химия, а потому искренне не понимала, где все остальные. В этот момент появилась завуч, которая заявила, что химия будет шестым. Но химии в расписании не было вообще, шестым уроком значилась физкультура. Мы прекратили попытки в чём-либо разобраться и пошли на английский. Отсидели на элективе минуты две, когда в кабинет вошла та же завуч, объяснила, что накосячила при составлении расписания, и отправила всех на химию... Я, похоже, чего-то не знаю, но почему составление расписания вообще начинается только с началом учебного года? Вроде, к концу лета уже должны быть известны все обстоятельства.
Но в целом школа переносится существенно легче по сравнению с прошлым годом, хотя это ещё ничего не доказывает: учёба только началась. Завтра биология. Что ж, посмотрим, кто заменит одну из самых адекватных и понимающих учительниц в школе.
Брат в этом году пошёл в первый класс. С одной стороны, мне его жалко, потому что в средней школе от него будут ожидать многого просто потому, что он мой брат, с другой стороны, родственники никаких сверхъестественных надежд на него не возлагают и по поводу учёбы вряд ли будут капать на мозг. Мне бы так. Ну да ладно, что уж теперь.
Подруга внезапно сообщила, что готова всё обсудить. Какое совпадение. Ладно, поглядим, во что это выльется.
Максим обещал приехать сегодня. Сижу жду.

22:30 

Написал подруге, с которой в последнее время более чем странные отношения, если молчание, которое длится уж почти два месяца можно таковыми считать. Единственное, что мне действительно удалось выяснить, так это то, что у неё уже давно другие причины молчать. Больше ничего не добился и решил оставить её в покое. Захочет — напишет. Давно надо было так сделать, вместо того, чтобы каждый раз уточнять, нужно ли ей ещё время, но... в общем, у меня были немного другие соображения по этому поводу, которые вне контекста смысла не имеют. А то как-то странно получается: я интересуюсь, сколько ей нужно времени, а в ответ получаю какие-то общие фразы вообще не о том. Особенно напрягло "Любое конкретное слово будет обращено против меня". Как-то даже обидно, я думал, это пройденный этап. А ещё это выглядит, как просьба отвязаться. Но если бы это прозвучало прямым текстом, я бы понял, а так... а так она с одной стороны утверждает, что хочет возобновить общение, а во всём остальном полная неопределённость. Я задолбался ломать голову.
В пятницу или субботу пойду на тестирование по программированию. Почему-то нервничаю из-за этого. Неужели за три месяца спокойной жизни утратил устойчивость к всевозможным проверочным и тестам? С французским всё нормально, группа набралась. Вот только теперь мне стыдно, что маме придётся платить за все дополнительные занятия, хотя по-другому никак.
В школе скучно, много домашки и всё ещё хаос с элективами. Новая географичка какая-то никакая. Может, дальше себя проявит, но пока она вызывает ровно те же ощущения, что и сам предмет. А ещё я опять не высыпаюсь.
В группе по английскому все старше меня на год, учатся, соответственно, в одиннадцатом классе. Послушал, что там творится: все совершенно растеряны, никто не знает, куда поступать и чем заниматься в будущем, поэтому выбирают наобум, все носятся с экзаменами... Печально. Наверное потому, что если бы я не знал, чего хочу, как минимум бы впал в уныние. А так могу переживать, что не справлюсь и не смогу осуществить все планы.
Похоже, я действительно отвык от школьное реальности. Оно и к лучшему.

21:02 

Чувств становится меньше, хотя это может быть временным явлением. Те, которые решаются показаться, немедленно оказываются пойманы, препарированы и рассмотрены под микроскопом. Вот только ничего интересного не попадается, поэтому иногда я просто рассматриваю те, которые теперь больше походят на ниточки, проходящие сквозь время. Спутанные цветные ниточки.
Сложно говорить конкретно, потому что никаких правильных слов, кажется, нет, а те, что я могу подобрать, недостаточно точны. Ладно уж, как получится, потому что по-другому всё равно не будет.
Я всегда очень легко вписывался в чужие ожидания на свой счёт, настолько, что при взаимодействии с человеком не просто говорил и действовал в соответствии с этими ожиданиями, а чувствовал себя тем, кем он меня видел (если знал кем, конечно). И только оставаясь в одиночестве я полностью становился собой, недоумевая, что, чёрт возьми, это было. Не знаю, почему так получалось: может, хотел найти своё место в мире, может, ещё что-то. Суть в том, что до того, как эта мысль наконец оформилась, я хотел быть свободным от людей в целом, представляя, как поздно вечером буду сидеть за рабочим столом при тусклом свете лампы, с кружкой чая и обязательно в пустой квартире, а после захотел освободиться от чужих ожиданий. Не помню только, понимал ли, что это невозможно.
Потом заметил, что в принципе могу не подстраиваться под других. Ещё не умею, но могу. Когда решил научиться, из тёмных углов в голове повыползали страхи, заставляющие ставить под сомнения предыдущие выводы, и как следствие парализующие. Попытки разобраться конечно были, но пока эти чувства оставались частью меня, достучаться до себя я не мог. Здравый смысл буквально кричал, что за ошибку меня не убьют, но я всё равно боялся накосячить, а потому ничего не делал, только хотел быть свободным от своих страхов. Потом я всё-таки как-то увидел ситуацию целиком и решил, что так не пойдёт: несмотря ни на что, иногда всё-таки ловлю себя на игнорировании фактов, которые мне по какой-либо причине не нравятся, так и здесь гораздо удобнее было говорить "не могу". А когда попробовал избавиться от изоляции и быть более открытым, обнаружилось, что — о чудо — действительно не убивают. И это продолжается до сих пор.
За эту цепляется множество других нитей, но разбирать всё это... не потяну сейчас, в общем. Слишком много слов, слишком много усилий, чтобы их собрать во что-то похожее на реальность (придумать-то я много чего могу, даже смотреться будет красиво и стройно, но не отделаюсь от мысли, что вообще не то и не о том). Я просто пытаюсь сказать, что хотел быть более уверенным и решительным, а ещё, что, кажется, в этом отношении наконец-то видны какие-то изменения. Хотя последнее, наверное, зря, с такими выводами торопиться не стоит, может, просто одно мимолётное состояние. Так или иначе, усталость отступила, и я вспомнил, что с помощью школы собирался претворить все задумки и пожелания в жизнь. Два года осталось, должно же в этом быть хоть что-то осмысленное.

13:02 

Про школу.

Учёба началась всего два дня назад, но уже эти два дня я провёл как в анабиозе, разрисовывая поля тетрадей и даже не пытаясь делать вид, что происходящее на уроке мне интересно. В голове будто тёплый влажный воздух, такой тяжёлый, что даже дышать сложно. Ну, в моём случае, думать. При этом все два дня отчего-то страшно уставал. Видимо, так действуют вводные уроки: одна и та же нудятина о том, что вот именно этот предмет невероятно сложный и важный, изучает то-то и то-то, и жить без него невозможно. Вот только это повторяется каждый год едва ли не слово в слово. И мы записываем в тетради одни и те же фразы, в которых чуть меньше воды и чуть больше смысла, чем во всей остальной речи. И учителя задают вопросы, которые уже задавали в прошлом году. Почему сразу нельзя вернуться к тому, чем закончили?
В этом году директорам запретили вести свои предметы в старших классах, поэтому у нас новая учительница биологии. Жаль: директриса нравилась всем, потому что относилась к ученикам как-то очень по-человечески, не ругалась, не давила, наоборот, старалась помочь, если были какие-то трудности. Я часто задерживался после уроков, чтобы задать ей вопросы не по теме, а она никогда не отмахивалась. Вообще-то биолог из меня неважный, но предмет мне нравился, во многом благодаря преподавательницам: я учился в четырёх разных школах, но со всеми биологинями мы как-то быстро приходили к взаимопониманию, и биология всегда была уроком, на котором можно перестать нервничать и просто слушать, даже если тема была совсем неинтересной и даже в конце девятого класса, когда все были до того замучены подготовкой к экзаменам, что наличие в школе каких-то предметов кроме математики вызывало недоумение. Так что эта учительница была замечательной (собственно, поэтому я не сразу поверил, что она могла делать замечания моей классной руководительницы из-за того, что я пришёл на экзамен в джинсах и футболке: мне казалось, она просто не может придавать такое значение формальностям). А теперь биологию у нас будет вести бабушка Егора (жаль, сам Егор перешёл в этом году и не дождался сего момента), про которую я пока ничего не знаю.
Географичка также поменялась. С географичками у меня ситуация всегда была прямо противоположной, но я хотя бы знал, чего ждать от нашей. Ну и очень часто помогала репутация (сам не в курсе, откуда она взялась, никогда не блистал в географии). Хотя в этом смысле для некоторых новая учительница - это плюс. Завтра география. Интригующе, конечно, но...
У второй группы новая информатичка. Они её уже видели, сказали, что занудная. И всё бы ничего, вот только в этом году она будет вести электив по информатике. Прежде чем делать выводы, надо, конечно, самому с ней поговорить, но от рассказов одноклассников становится грустно. С элективами в этом году вообще какая-то муть: на математику с физикой всех ходить заставят, это понятно, но есть ещё английский и обществознание, насчёт которых я вообще ничего не понял (впрочем, учителя, кажется, пока тоже). Как бы не заставили выбирать один из двух, пусть сейчас это и выглядит маловероятным.
Зато физичка незыблема. Ещё и первыми уроками физика теперь. Так что прямо с утра весь класс ждут такие же вечные истории про её учёбу в институте, сына, времена, когда в нашей школе учились сплошь умные люди и так далее. И бонусом двадцать минут издевательств над неготовым человеком у доски.
В общем, только математика спасает.

19:43 

Столько всего крутится в голове, что в итоге ничего толком не могу сказать. Но это уже привычное состояние.
Говорят, перед смертью не надышишься, а перед школой, как выяснилось, всё же можно. Что вполне логично: как бы ни расстраивало начало учебного года, сравнение со смертью всё же некорректно. Многое только начинается.
Не знаю, сколько раз я прокрутил в голове ситуации, которые скорее всего будут иметь место в не столь отдалённом будущем, прежде чем признал, что достаточно просто не нырять с головой в проблемы (которые на самом деле вполне разрешимы) и плохое настроение, чтобы в конце года не оказалось, что много времени было потрачено зря. Если смотреть со стороны, всё действительно не так страшно, а главное, проще понять что делать. А признать не мог потому, что слишком просто и выглядит как-то... далеко от реальности, не должно так быть, короче. Хотя самовнушение — великая сила (если это всё-таки оно: не очень разбираюсь). Так или иначе, мысли о школе больше не вселяют в меня отчаяние, и я очень надеюсь, что этот учебный год будет отличаться от предшествовавших.
Пошёл гулять в сторону школы, где раньше учился, но потом сообразил, что Машка живёт совсем рядом и сейчас там учится, и она вряд ли обрадуется, если мы случайно встретимся, поэтому свернул во дворы. Когда-то мы там гуляли и в одном из дворов увидели невысокое, но раскидистое дерево, которое как будто специально выросло, чтобы придурки вроде меня могли на него залезать. Просидев на дереве минут пять, я подумал, что нехорошо вот так бросать Машку (которая, конечно, никуда не полезла с печальным видом бродила рядом), поэтому мы вскоре ушли. А так как дорогу я запоминать даже не пытался, все последующие попытки отыскать дерево самостоятельно оканчивались неудачей. И вот сегодня, скитаясь в том районе и предаваясь воспоминаниям, я почти случайно его нашёл. "Почти" — потому что всё-таки допускал, что такое возможно. В этот раз вскарабкаться оказалось труднее, подошвы ботинок соскальзывали (незадолго до того прошёл дождь), но пару минут и ещё несколько синяков спустя цель была достигнута. Никто из проходивших мимо людей не пытался меня согнать, поэтому оставалось только сидеть и наслаждаться жизнью. Больше ничего примечательного в том дворе не было (разве что голубятня, но вряд ли её можно считать чем-то действительно интересным), но выглядел он вполне умиротворяюще. Не знаю, сколько бы времени я провёл там, вдыхая прохладный воздух и обозревая окрестности, если бы незнакомая женщина не попросила помочь с телефоном. Вообще-то довольно странно просить случайного человека на улице объяснить, как добавлять номера в контакты, но если подумать, странно покупать телефон, в котором не можешь разобраться, а раз она уже это сделала... Завершив объяснения, обратно я лезть поленился и свернул куда-то ещё. Интересно, смогу ли теперь найти дорогу.
Зашёл к бабушке с дедушкой, так как последнего сегодня забрали из больницы. В очередной раз убедился, что после той ссоры с мамой даже не пытаюсь разговаривать с родственниками о чём-то важном. Мне уже не нужно от них ни понимания, ни поддержки, вообще ничего. А они, кажется, никаких перемен не заметили. Наверное, просто не захотели замечать.
Потом заглянул в школу, поговорить с классной руководительницей. Помимо всяких не важных вещей выяснил, что, похоже, директриса и вправду наезжала на неё из-за моего внешнего вида: один раз Ирина Васильевна, может, и могла такое выдумать, но потом бы обязательно забыла. Почему бы директрисе не наезжать сразу на меня? Я бы нашёл, что сказать, а так, получается, подставляю свою классную руководительницу, которая вообще ни при чём.
Ах да, завтра мы дежурим на линейке, и надо прийти в школу на полчаса раньше. В чём заключается дежурство — загадка. Ну правда, там же не надо выключать свет и ловить бегающих учеников начальной школы, а ничего другого мы на дежурствах не делаем. Ладно, думаю, синяки под глазами будут органично смотреться с чёрной одеждой.

02:58 

Я успел придумать множество прекрасных жизней, которые никогда не проживу. Просто потому что не моё, а становиться кем-то другим... не думаю, что совсем невозможно, но очень плохо представляю, как это делается. И вот я отлично знаю, что делал бы, будь я другим человеком, а в своей жизни всё как-то мутно и куча сомнений.
Впрочем, это сейчас так кажется. Ночью восприятие немного меняется, и хотя мне не нравится, что внешние обстоятельства могут оказывать такое влияние на мысли, не знаю, что с этим делать...
Подумал, что учебный год всё-таки длинный, а значит, что бы я ни делал, будет скучно, и решил составить список маленьких бестолковых целей, но фантазия иссякла на четвёртом пункте. Ладно, есть ещё несколько дней, хотя на них и так уже многое запланировано.
Что-то ещё хотел написать, но мысли перепутались.

18:44 

С планшетом тоже фигня какая-то. Отжал у брата, тот всё равно своим не пользуется.
Вчера ходили на квест про космическую инквизицию компанией из четырёх человек: Полинка, я, Егор и Марина, с которой я не то чтобы много общался, но это скорее моё упущение. Смысл квеста был в разгадывании загадок и поиске ключей, чтобы пройти в следующую комнату. И выбрались мы за минуту до истечения отведённого на него времени, хотя и не без подсказок. Атмосфера передана хорошо, Марина даже испугалась. Мы пошли делать фотографии в комнатах, а заскучавший администратор нас закрыл. Зловеще смеялся в микрофон и включал страшную музыку. Классная у него работа. Правда меня и Егора потом выпустил, а девчонки остались в "космическом корабле", и мы, будучи ужасными людьми, пугали их из комнаты администратора. Но в итоге просто включили "Never gonna give you up" и смотрели, как они танцуют, а Егор пытался подпевать в микрофон (который обычно используется для подсказок) жутким голосом.
Расходиться не хотелось, и мы отправились сначала в какую-то забегаловку за шавермой, а потом в парк, где сидели на лавочке возле детской площадки, грелись на солнышке и ленились. И это тоже было здорово: все прямо излучали спокойствие и дружелюбие. Даже разговоры и шутки стали какими-то более тёплыми и размеренными. Хотя я по большей части молчал, чтобы не разрушать идиллию.
Вторая попытка разойтись тоже не увенчалась успехом: Марина действительно пошла домой, а мы втроём ещё долго сидели на двадцать втором этаже моего дома, смотрели на город и играли в "контакт". Я нещадно тупил, отгадывая слова, но это было скорее смешно, чем обидно.
Но вот пришло время нам с Полинкой ехать на день открытых дверей в политех. Ну, не совсем в политех, в Академию Информатики для Школьников. Я туда на программирование ходить собираюсь, а Полинке просто интересно было. А ещё с нами увязалась моя мама, потому что думала, что сам я не узнаю всё, что нужно, а я не стал возражать: настроение неподходящее, да и лень. Правда, в итоге мы не узнали вообще ничего нового, потому что всё, о чём шла речь, и так есть на их сайте. И, кажется, все дни открытых дверей проходят одинаково: куча народу, тётка, которая тихо и монотонно доносит информацию, которая по сути бесполезна, и презентация в духе тех, что наша географичка делает для родительских собраний: выглядит умно, текста много, а смысла не очень. Я сидел и чувствовал, как рушатся мои надежды.
День был долгим, кроме того, я спал всего три часа, поэтому уснул около часа ночи, забыв выключить свет.
Сегодня выяснил, что Максим действительно собирается приехать. Видимо, буду плакаться ему в жилетку по поводу программирования, потому что пока всё как-то слишком не соответствует моим ожиданиям: думал, будет меньше формальностей и больше общения с преподавателями.
С французским непонятно что: обещали позвонить, когда наберётся группа, но пока тишина.
И совсем скоро школа, блин.

00:45 

Бывает так, что мысли о какой-то грядущей ситуации вызывают больше переживаний, чем сама ситуация. Вот так я заранее устал от школы.
Проблема в том, что мне хочется, чтобы вместе со школой началось что-то интересное вроде каких-нибудь необычных олимпиад, сочинений, в которых можно писать, что думаешь, а не что от тебя хотят услышать, экскурсий, разборок, не важно даже, из-за чего, или, на худой конец, безответной влюблённости. Всё-таки приключения я себе организовывать пока не научился. А жаль, потому что вряд ли что-то интересное вдруг произойдёт само собой.
А ещё мне не хватает историй из жизни других людей. Или всё-таки общения (воображаемые люди — прекрасные собеседники, но со временем начинают казаться слишком идеальными)? Или всё-таки дело в том, что я маюсь какой-то дурью, тщетно пытаясь решить, надо оно или нет? Скорее последнее. На самом деле иногда нужно отвлекаться от ерунды в голове, чтобы окончательно не запутаться. Так что то, что завтра (формально, уже сегодня), мы небольшой компанией идём на квест, очень кстати. Особенно кстати Полинка, которая всегда заставляет собраться во что-то более-менее похожее на живого человека, потому что сама очень живая.
Дошли слухи, что Максим собирается приехать. Не очень скоро, но всё же. Впрочем, может, родственники опять что-то перепутали. Иногда кажется, что я живу среди аквариумных рыбок: никто ничего не помнит. Но окружающие меня люди ещё и додумывают то, чего не было. Жутковато представлять, что со мной то же самое.

04:28 

Морально подготовиться к школе не получается. Скоро лето закончится, и окажется, что в каком-то смысле, весь предыдущий год был зря. Всё сначала: объёмные бесполезные задания, скучные уроки, учителя, придирающиеся к формальностям... и всего пара хороших моментов. Впрочем, гораздо больше мне не нравится, что я не успеваю жить в течение учебного года: шесть часов в школе, потом ещё три-четыре часа за домашкой, и сил хватает только на то, чтобы сидеть в интернете или лежать, глядя в потолок. Столько времени впустую. Потому что надо уметь забивать на бесполезную работу... Но на меня возлагали много надежд, а я не хотел никого расстраивать, и теперь, когда, вроде, покончил с этой погоней за хорошими оценками, всё ещё кажется, что в любой момент могу вернуться к ней.
Вот только в этом году мой брат тоже идёт в школу, и ему не нужно оправдывать ожидания родственников, потому что никто ничего от него не ожидает. Никто не говорит ему, как важно хорошо учиться, и вообще ничего похожего на то, что говорили мне. Это какой-то безумный эксперимент, да?
Ладно, это всё и так понятно, вопрос в том, что делать. Хотел бы я просто послать к чёрту контурные карты по географии (ммм, география... Глеб перешёл в другую школу, а значит, на олимпиаде по географии у меня не будет ни одного товарища по несчастью, с которым можно обсудить несправедливость жизни и иллюзии географички насчёт наших знаний), конспекты по истории, дурацкие задания по обществознанию, однотипные сочинения по литературе и много чего ещё, но, увы, так сразу и на всё я забить не смогу. Значит, придётся забивать частично и постепенно обходить обстоятельства. Кроме того, в школе много людей, надо бы попробовать научиться с ними разговаривать. И по идее в десятом классе должно быть больше разных мероприятий, чем в девятом. Надеюсь, что так.
Я бы очень хотел действительно что-то изменить, но не вижу пока никакой реальной возможности. И в конечном итоге получается довольно глупо. Что ж, это выглядело как конец света в пятом классе, но теперь осталось всего два года (вот только что потом?), переживу.

03:01 

Если подумать, мне ведь в любом случае придётся общаться с людьми в будущем. Просто не впадать в панику при их виде недостаточно. Можно, конечно, свести это общение к минимуму, но вряд ли результат меня обрадует: во-первых, не хочу идти на поводу у беспричинной тревоги по этому поводу, а во-вторых, слишком многим придётся пожертвовать. Уже много чего было сказано на эту тему, но ночью почему-то тянет на общение в последнее время. А так как все, с кем можно поговорить, давным-давно спят...
Чем дальше, тем больше всё усложняется. Во-первых, я боюсь затронуть какую-нибудь слишком личную тему, или задеть собеседника, или ещё что-нибудь в этом духе. Во-вторых, мне всё время кажется, что люди слишком заняты, а я отнимаю у них время болтовнёй. Есть у меня подозрения, откуда это взялось, но также есть подозрения, что я слишком часто вижу причину своих иррациональных переживаний в действиях родственников... В-третьих, есть страх разочаровать людей, которые мне симпатичны, борьба с которым несколько затянулась. И, наконец, я боюсь сам разочароваться в этих людях, потому что из-за всего вышеперечисленного приходится десять раз думать, прежде чем сказать, а потом ещё перебирать разные формулировки, и поэтому на обсуждение чего-то серьёзного затрачивается много сил и нервов... и я очень хочу увидеть такое же стремление к взаимопониманию со стороны собеседника. Не знаю, почему всё время думаю, что не увижу. Не знаю, почему какие-то мои заморочки, накопившиеся за недолгую в общем-то жизнь кажутся чем-то сложным для... хм... принятия. (Есть такое выражение вообще? По-моему, нет) Впрочем, к счастью, это не распространяется на близких людей, которых аж двое, и одна уже второй месяц молчит, потому что что-то пошло наперекосяк.
И, похоже, всё, что я могу — просто игнорировать свои страхи и надеяться, что со временем они исчезнут. Потому что всё остальное, что мог придумать, уже перепробовал.

19:06 

Ноутбук медленно загибается и уже перестал печатать некоторые буквы, поэтому я снова с планшета. Не в восторге от этого, но либо так, либо копировать отдельные символы.
До конца лета осталось десять дней, самое время доделать всё, что откладывал на потом, и смириться со своей участью. Скоро в школу. С ума сойти. Хотя я периодически не мог отделаться от ощущения, что всё происходящее летом очень и очень временно, но успокаивал себя мыслью, что до первого сентября ещё далеко.
Раньше я проводил любые каникулы в изоляции от реального мира: одну за другой читал книги, смотрел фильмы и мультики, рисовал, гулял, погружённый в свои мысли и так далее. В этот раз я попытался увидеть как можно больше всего, отсюда выставки, мастер-классы и прочие мероприятия. Что-то удалось, что-то нет, само собой. В попытке наладить связь с реальным миром даже начал читать новости, чем никогда не занимался. Сложно сказать, насколько это было полезно: одно время по сети гуляла шутка на эту тему, там человек говорил, что, похоже, пропустил несколько предшествовавших сезонов и теперь ничего не понимает. Вот так оно и получилось. Кроме того половина статей была на ангийском, что, с одной стороны, неплохая практика, но с другой — большие скучные неадаптированные тексты. Так или иначе, я пытался.
Во что это вылилось? Во-первых, я окончательно удостоверился, что счастливая жизнь, какой я её представлял, не для меня. Много свободного времени, радостных событий и безобидных хобби — это, конечно, здорово, но если я останусь совсем без задач и необходимости искать какие-то решения и думать, ничего хорошего не будет. Мог бы и раньше сообразить, но, видимо, школа со своим повторением одного и того же и кучей трудоёмкой работы, которая никому не нужна, вселила уверенность, что больше всего на свете мне нужно, чтобы меня оставили в покое и больше никогда не трогали. Во-вторых, я в очередной раз столкнулся с отсутствием каких-либо планов на ближайшие два года. То есть изучать французский и программирование — это само собой, но хочется чего-то более масштабного. А все масштабные и закрученные планы на очень уж отдалённое будущее. Похоже, я действительно не люблю ждать.
В остальном я пока разобрался только теоретически и не знаю, насколько все проделанные изменения жизнеспособны. Надо хоть какую-то пользу извлечь из школы, но об этом, пожалуй, позже.

03:19 

Что-то делать совсем нечего. Настроение располагает к прогулкам, но здравый смысл напоминает, что сидеть в отделении полиции, ожидая маму, скучно. Тем более, что все плакаты я рассмотрел ещё в прошлый раз и почти избавился от привычки таскать в карманах флаеры, из которых можно делать самолётики, попутно сожалея, что дальше в оригами не продвинулся.
Заметил, что снова появилось много вещей, о которых я не могу говорить. Опять замыкаюсь или просто не хочу ворошить то, с чем недавно разобрался? Надеюсь, что второе, конечно, но... как будто от моих надежд что-то изменится.
Когда-то давно (относительно давно, конечно, и скорее даже не по времени, а по тому, насколько далеко жизнь ушла от того момента и состояния) я говорил, что как бы ни пытался быть честным здесь и с каждым разом говорить чуть больше, чем могу, есть один момент, насчёт которого вру не краснея. Хотя вообще-то проблема в несоответствии того, кем я изо всех сил пытаюсь быть, и суровой реальности. К чему это сейчас? Просто всё чаще возвращаюсь к этой мысли. Может, когда-нибудь совесть замучает меня (несговорчивая какая-то совесть, только повод дай...).
Выяснение всей ситуации с подругой откладывается ещё на месяц. Снова задумываюсь, что ж там за жесть такая, но не вмешиваюсь, во-первых, потому что она сама просила, а во-вторых, потому что что бы ни происходило, я точно имею к этому отношение. А если всё обстоит так, как я думаю... чёрт, как бы не оказалось, что мне вообще лучше исчезнуть и не напоминать о своём существовании. И я ничего не сделал, потому что не был уверен: слишком часто вижу взаимосвязи там, где их нет, поэтому большая часть догадок отметается за недостатком оснований, чтобы спокойно жить, что в последнее время отчего-то выглядит всё более смешным. Вот и в этот раз они были благополучно отброшены с мыслью "Серьёзно? Совсем уже что ли? Эта идея нелепа, кроме того, мир не вращается вокруг тебя". Я не чувствую себя виноватым, но, похоже, всё действительно могло быть иначе. А в итоге получилось вот так странно.
А так... Сегодня сходили с Полинкой на "Тайную жизнь домашних животных". Из-за этого спал я часа три. Впрочем, оно того стоило: несмотря на достаточно примитивный сюжет, мультик получился очень неплохим. Хотя вообще-то мы могли пойти куда угодно, и я был бы рад. Просто потому что безумно люблю проводить с ней время.
А сейчас сонный мозг пытается подкидывать идеи, что я действительно могу изменить сейчас, вместо того чтобы сидеть и ждать, когда действовать станет возможно. Проблема в том, что у него совершенно ничего не получается.

03:03 

Кажется, я всё-таки где-то простыл. По крайней мере чувствую себя "заразней, чем обычно": вроде, ещё рано что-то предпринимать, но и на улицу выходить не стоит. Тем не менее, я потащился шататься под дождём и под конец сего мероприятия забрёл в лес (который, на самом деле, конечно, парк). Помню, ещё до переезда сюда, когда я рассматривал план, это явление показалось мне странным, потому что жили мы тогда в небольшом городе, и парки, соответственно, тоже были небольшими, а на плане недалеко от нашего дома было изображено огромное пространство, занятое деревьями. С тех пор я уже не раз гулял там (по большей части с Машкой, подбирая какие-то палки и угрожая забрать их домой: почему-то это казалось забавным), но до сих пор не научился воспринимать как должное. В общем, какое-то время я бродил по размытым тропинкам, наступая на скользкие корни деревьев, стараясь не заходить слишком далеко. Шансы упасть в одну из многих луж были несколько больше, чем я тогда думал, шансы заблудиться — несколько меньше, но в этом случае я предпочёл перебдеть. Не могу сказать, что вокруг всё было красиво и восхитительно, но по-своему хорошо и, главное, спокойно. Тропинка заканчивалась у мангала и пары лавочек. Стоял там, вслушиваясь в звуки затихающего дождя, пока не понял, что шансы заболеть окончательно тоже несколько выше, чем хотелось бы. Эти подозрения только подтвердил парень, который спросил, всё ли у меня в порядке. Видимо, выглядел я не ахти: бледность, синяки под глазами, вымокший под дождём, в футболке, когда было холодно (торопился, собираясь: сильные дожди редко бывают продолжительными), вышедший из парка, который выглядит как лес.
Ах да, уже шестнадцатое августа, а значит, прошёл ровно месяц с тех пор, как подруга попросила время всё обдумать. На самом деле даже чуть больше. Сначала я просто умирал от любопытства, потом думал, что и как я мог изменить, снова и снова рассматривал ситуацию, потом сформулировал несколько вопросов, которые собирался задать, но теперь не хочется делать и этого. Хотя не спрашивать тоже как-то глупо. Пока почти ничего не ясно, но, думаю, дальше ситуация изменится. Кроме того, я лишний раз убедился, что в принципе могу вычеркнуть из жизни больше, чем привык считать. Это не обязательно будет здорово и комфортно, но жизнь определённо не закончится и кошмаром не станет. И тут дело даже не в том, что такое положение вещей было временным. Раньше непременно бы подумал, что я ужасный человек, а теперь.. не знаю даже. Вроде, нет.
А также шестнадцатое августа вселяет подозрения, что лето всё-таки не вечное. А я почти не готов к тому, что будет, когда оно закончится. То есть будет-то всё то же самое, разве что ОГЭ на ЕГЭ заменят в страшилках про наше бомжовское будущее, но нет уверенности, что не получится как все предыдущие годы. Я не боюсь в буквальном смысле этого слова, но очень не хочу, чтобы это был ещё один год в никуда, тем более, когда наконец есть такой замечательный складный план. Но об этом всё-таки потом.
Не понимаю, чего хочется больше: молчать и не ворошить переживания и мысли или всё-таки говорить. А ведь на самом деле это вообще не имеет значения, просто ещё одно состояние, которое маячит где-то фоном.

23:25 

Как же классно мои взрослые родственники (каюсь, за эти несколько дней я успел ещё и с бабушкой поругаться, при чём опять из-за того же, мол, я такой ужасный непослушный ребёнок, пугаю их своими кардиограммами, довожу маму, ещё и сам себя гроблю попутно) разрешают конфликты: какое-то время они молчат, а потом... делают вид, что ничего не произошло, и ещё удивляются, когда я не включаюсь в эту игру. Восхитительно. Из той же серии, что игнорирование моих попыток серьёзно с ними поговорить: "ля-ля-ля-ля-ля, я ничего не слышу, да, твой вопрос тоже не слышу, да, уже в десятый раз, и вообще у меня всё прекрасно, у тебя тоже, не спорь со мной, я уже решила". Вот и получается, что если они когда-нибудь заметят моё недоверие (более чем маловероятно вообще-то: сами спокойно додумают всё, чего я не сказал), то даже не поймут, откуда оно взялось.
Уже около недели пытаюсь найти доски для выжигания. Есть с рисуночками, есть без рисуночков в форме листиков/кошек/домов/сердечек/разделочных досок и чего угодно ещё. А обычных прямоугольных нет. Удивился, решил купить лист фанеры и разрезать его, раз так. И... внезапно куда-то исчезла вся тонкая фанера. Всё что есть толщиной чуть ли не с доску. При таком раскладе мне проще распилить обрезки паркета, которые дома валяются, там фанера тоже есть. Видимо, так и сделаю.
Зато хну цветную нашёл. Правда ограничился тремя цветами, потому что жутко неудобно, что маме приходится тратить деньги на мои хобби. С другой стороны, очень сложно пока что-то изменить в этом плане. Обычно я такие вещи покупаю на подарочные деньги, которые хоть формально мои, но тут так получилось... в общем, теперь у меня есть хна и чувство вины.
А так всё вполне обычно, то есть хорошо. Всё больше времени провожу на двадцать втором этаже, в стороне от всего, рассматривая такой огромный и одновременно кажущийся игрушечным город. Даже снующие по дорогам машинки вызывают тот же детский восторг, как если бы они были частью какой-нибудь модели. Крохотные фигурки людей спешат по своим делам. Я никогда не узнаю, что с ними происходило до этого момента, никогда не узнаю, что произойдёт после того, как они исчезнут из моего поля зрения, могу только смотреть, как они идут по улице. А ещё забавнее кажется то, что я для них точно такая же фигурка на балконе последнего этажа высокого здания, мимо которого им случилось проходить. Впрочем, вряд ли многие из них смотрят вверх... Темнеет всё раньше, поэтому теперь оттуда можно и на закаты смотреть. Солнце скрывается за домами на горизонте, а его золотистые лучи ещё долго освещают небо и окрашивают кромки облаков. А я всё чаще думаю, что не хочу лишиться возможности это наблюдать.
Не так давно увидел в книжном магазине девушку, которая когда-то в нашей школе училась. Школу она окончила, а в магазине, видимо, подрабатывает. Помню, очень ей симпатизировал, но так ничего и не сказал. Конечно, ничего удивительного в таком совпадении нет, но всё же совершенно не ожидал её там увидеть. Вообще не ожидал увидеть хоть когда-нибудь. Про такие воспоминания говорят, что они греют душу. Честно говоря, не верю в существование души, но ничего точнее этого выражения подобрать не могу.

20:54 

Well, I learned nothing ©

Даже не знаю, с чего начать: тут такая драма разыгралась. Хотя сейчас это кажется ерундой.
До вчерашнего дня всё было спокойно, я тратил время на всякие мелочи типа составления буквенного выражения, которое после упрощения можно прочитать как короткую фразу на английском, рисования, книг, скитаний по дворам и много чего ещё. А вчера вечером пришла мама, которая по дороге с работы забрала из поликлиники мою кардиограмму. Это ежегодное мероприятие: дело в том, что я боюсь врачей, что вообще-то глупо, но непреодолимо, в том смысле, что я могу вести себя нормально, думать и действовать нормально, игнорируя волнение (что-то вроде беспокойства перед контрольной в школе, когда они ещё меня беспокоили), но с учащающимся пульсом ничего сделать не могу. Поэтому каждое обследование выявляет тахикардию. Всё остальное в норме, а ЧСС под сотню. Все это знают, но всё равно "перестраховываются". Так вот, мама пришла с этой самой кардиограммой и сказала, что там что-то ещё нашли, и это ей очень не нравится. Я сразу вспомнил, что похожая ситуация была в прошлом году, кардиолог тогда сказала, что напечатанные там диагнозы ставит компьютер, поэтому сбоев куча, а то, что в тот раз диагностировали, вычеркнула. Пожал плечами, сказал, что завтра у кардиолога всё выяснится. Потом она заявила, что это всё из-за того, что я поздно ложусь спать и сутулюсь. И вот это было действительно обидно: последние лет фиг знает сколько я пытался втолковать всем родственникам, что мне действительно удобнее ложиться ночью и вставать после полудня. Да, я пытался ложиться раньше. И как бы я ни любил ночь, я был бы не против оставаться бодрым по утрам, хотя бы потому что в нашем городе нет ни одной школы со второй сменой, занятия в институте тоже будут начинаться утром, с работой - как получится, но утром - более вероятно. Я изо всех сил старался объяснить это родственникам, которые то ругались, то причитали, что я сбиваю режим, и эти разговоры отнимали достаточно много сил. В последнее время я уже думал, что они меня поняли и смирились, но, как выяснилось, была только видимость понимания. Про свою осанку я тоже наслушался всякого, и чуть раньше эти слова могли бы серьёзно меня задеть, но теперь я просто вздыхал и продолжал жить как обычно. Я попытался объяснить это маме, но она уже перешла на крик, вещая что-то ещё по поводу того, что я должен и не должен делать. Сохранять спокойствие становилось труднее, поэтому я уже на повышенных тонах спросил, собирается ли она когда-нибудь меня слушать. Смысл последовавшей тирады сводился к тому, что нет, не собирается. Я ушёл в свою комнату, она продолжала что-то орать в гостиной, потом сообразив, что я, вероятно, не слышу, последовала за мной. К этому моменту я был уже порядком раздражён и обижен, отчасти потому, что она не хочет меня слушать, отчасти потому, что ситуация напоминает наше общение, когда я был маленьким. Увы, я мог только пару раз огрызнуться, чем ещё больше её разозлил. Я прекрасно понимал, что ей страшно, но это раздражало только сильнее: я никогда не срывался на них от неспособности контролировать свои эмоции, родственники же, за исключением папы, делали это часто. Кроме того, они никогда не признавали ошибок, даже когда знали, что накосячили, но считали, что лучше всех всё знают, потому что взрослые. Собственно, зачастую это и было главным аргументом в их пользу, когда мы о чём-то спорили. И вот теперь меня злило, что такая взрослая мама не может с собой совладать и орёт на меня. Мне не была нужна её поддержка, но я бы счёл логичным, если бы она попыталась её оказать. Потом она ушла, а я остался лежать на кровати лицом к стене. Пытался не расплакаться, но потерпел поражение. Вообще-то странно: я был не настолько расстроен и прекрасно понимал, что повода для слёз у меня нет, но успокоиться не мог ещё долго. Сбой в системе какой-то. Успокоившись, я пошёл гулять. Подозревал, что могу замёрзнуть, но куртку не взял, не знаю почему. Может, надеялся, что кипящая в крови ярость не даст мне замёрзнуть. Но было только разочарование и немного усталости. Второй странный момент за тот день: я понимал, что мне холодно, но не чувствовал этого, потому что думал о другом. Ближе к десяти часам я уже сидел на балконе двадцать второго этажа и смотрел на город. Сумерки постепенно сгущались, в какой-то момент зажглись фонари. Ещё ближе к десяти позвонила мама. Сказала, что забыла снять деньги, поэтому надо идти сейчас, а брата оставить не с кем. Брату шесть лет, и он уже оставался один дома, поэтому я сделал вывод, что она беспокоится, но не хочет подавать виду. И вернулся, конечно, что я мог ещё сделать. Дома выяснилось, что от закаченного скандала ей самой стало нехорошо. Но виноват в этом я, потому что довёл её.
Сегодня пошли к кардиологу, по дороге она всё же снизошла до нормального человеческого разговора. Всё ещё не признавая ошибок, всё ещё изо всех сил стараясь делать вид, что права, а я такой ужасный. Утверждала, что слушает меня и воспринимает всерьёз. Я и раньше-то сомневался, а теперь... Впрочем, после смерти папы среди всех родственников она казалась самой понимающей. Я правда хотел, чтобы это было так. Не собирался делиться с ней своими проблемами, но возможность поговорить была бы очень кстати. К сожалению, это был не первый случай, показывающий, что возможности говорить о чём-то важном у меня нет. Препирательства длились всю дорогу, ей каким-то чудом второй раз удалось довести меня до слёз (вообще-то это очень нетипичная реакция: в детстве мне часто говорили, что я не должен плакать, да я и так не шибко эмоционален... детский страх разочаровать родственников что ли сказывается?). Зато стало ясно, откуда растут ноги: она загуглила диагноз, прочитала много страшных вещей и испугалась. Действительно, зачем врачи, когда есть интернет.
Кардиолог (кстати, уже другая, не та, что в прошлом году) сказала, что всё, кроме тахикардии, абсолютно нормально. Потом уточнила по книжке и повторила ещё раз. Мы вышли, но я так и не услышал ничего похожего на признание своей неправоты или извинения. Разве что "я не хотела тебя обидеть". Да, действительно.
А в итоге... я не злюсь и даже понимаю, как так вышло, но мне становится грустно от осознания, что всё обстоит именно так. Что когда надо что-то делать, я достаточно взрослый, но как только наши точки зрения не совпадают, я сразу становлюсь маленьким и глупым. Что я не могу ничего с этим сделать, только подождать два года. Я знаю, что все родственники меня любят, я их, наверное, в каком-то смысле тоже, но от этого только труднее. Серьёзные разговоры с ними и попытки объяснить, что они не всегда правы, отнимают уйму сил, поэтому видеть, что всё было впустую как-то... обидно, что ли? Если бы я повёл себя по-другому, что-нибудь бы изменилось? Зная маму, скорее нет, чем да. И, хм... что теперь?

01:46 

Жаль, что я никогда не смогу навести в голове идеальный порядок: всё время буду случайно натыкаться на какую-нибудь ерунду, требующую внимания и разбирательств. Впрочем, а что бы делал, если бы раз и навсегда разобрался со всем? Сначала бы заскучал, потом начал подозревать, что что-то не так, медленно доводить себя и тихонько выть от тоски по вечерам. Знаем, проходили. Не с порядком, но с другими состояниями, которые прекрасны только когда представляют из себя статичный образ в голове, а когда воплощаются в жизнь, внезапно оказывается, что это совсем не то. Видимо, я слишком люблю решать задачки, чтобы позволить всему устаканиться. Кстати, как ни смешно, когда Максим впервые подметил эту черту моего характера, я подумал: "Ну не, это совершенно точно не про меня, да и не надо мне такого, ужас же". А теперь, получается, не представляю другой жизни. И ведь так было со многими вещами было.
В отношениях с родственниками всё расставлено по местам: я никак не хотел признавать, что они будут игнорировать всё, что не вписывается в их представления о том, кем я должен быть. Потому что без шаблонов будет сложно, придётся много разговаривать и думать, а так они уверены, что всё выходит "правильно". А не хотел признавать потому, что где-то всё ещё жила надежда, что уж семья-то меня непременно поймёт. Хотя, собственно, с чего бы? Так могло быть, когда они играли решающую роль в формировании моей личности, но потом их влияние как-то сошло к минимуму, а существенная часть его последствий была вытравлена. И вот мы уже слишком разные для взаимопонимания. Сейчас они продолжают видеть идеального с их точки зрения меня, а все намёки на то, что ситуация обстоит несколько иначе, принимаются в штыки. Ну, в лучшем случае списываются на возраст. И я ничего не могу с этим сделать. Наверное, стоит уже успокоиться и их в покое оставить: пока не чинят препятствий, пусть делают, что хотят.
Об остальных пунктах мирного договора между чувствами и разумом говорить пока рано: время покажет, насколько мне всё удалось. Сам я сейчас ничего не вижу, потому что потерялся где-то между реальностью и образами в голове. Последние несколько дней только сижу за компом, пью чай, выжигаю картиночки да иногда выхожу на улицу скитаться по каким-то дворам с пустыми глазами и непонятно откуда взявшейся усталостью. Ладно, пусть так, тем более что лето всё-таки не бесконечное. Если все возведённые за это время конструкции не рухнут под натиском школы, значит, живём, если рухнут, значит, поторопился с выводами — разбираем всё к чертям и переделываем, попутно пытаясь сообразить, что было не так.
Некоторые решения, впрочем, действительно очень временные: пройдёт год-два и опять надо будет выкручиваться. А некоторые моменты, правда, совсем незначительные, так и остались неразрешёнными, потому что ни один вариант, включая "оставить как есть" меня не устраивает.
Иногда кажется, что со стороны всё, к чему я прилагаю столько усилий, вообще не имеет смысла. Вряд ли это можно проверить, да и зачем оно, хуже ведь не становится. Другое дело, что иногда надо вспоминать, что кроме моих заморочек есть ещё очень много всего, так много, что ни представить, ни сформулировать. Просто делать шаг в сторону, чтобы не воспринимать неприятности всерьёз и не тонуть в них.
Ночи становятся продолжительнее и холоднее, кроме того, последние несколько дней идут дожди. Лето действительно не бесконечное, и я даже не знаю, радоваться тут или огорчаться. Наверное, разумнее будет просто принять к сведению и наблюдать, как счастливая и беззаботная жизнь день за днём уступает место той, из которой я собрался сделать нечто хоть сколь-нибудь приемлемое.

01:47 

Как ни странно, из всех людей наиболее сильно выматывают родственники. Может, потому что не видят необходимости соблюдать дистанцию при общении?
Так или иначе, мама решила съездить с младшим братом посмотреть корабли, а потом и салют (день ВМФ сегодня), но все организационные моменты как-то постепенно свалились на меня. Нет ни сил, ни желания в красках описывать наши злоключения, хотя, казалось бы, пустяки, не понимаю, почему именно в обществе родственников они становятся невыносимыми. А самое обидное, что это состояние отбрасывает назад, чуть ли не сводя на нет все мои старания...
Самым лучшим за этот день было ожидания салюта. Я сидел на набережной, свесив ноги и дразня белыми ботинками чёрную воду. Впрочем, чуть поодаль она была скорее сине-серая, как небо. А ещё дальше были мост с проезжавшими по нему машинами и другой берег с симпатичными домиками и куполом какой-то церкви. Воздух был прохладным и влажным, волны разбивались о каменную набережную, так и не зацепив меня... Совершенно не волновали собравшиеся там люди, мама с братом тоже куда-то отошли. Прошло полчаса, хотя казалось, гораздо больше, на кораблях загорелись маленькие огоньки, жёлто-оранжевые, как фонари ночью на улицах, превратив ходивших по палубе людей в тени. Их свет отражался в окончательно потемневшей к тому моменту воде, как, наверное, отражались бы отблески пламени. И возможность смотреть на это, никуда не спеша, ничего не планируя, ненадолго обратить всё внимание на один момент с набережной, водой и фонариками на кораблях, очаровывала. "Посмотри, как красиво рыжеватый свет падает на тёмную воду", — сказал я появившейся откуда-то маме, но она молча ушла, едва дослушав фразу, и я почувствовал себя одиноким, всего на пару секунд, прежде чем снова обратить взгляд на волны. Но время шло, небо темнело, люди шумели громче, а салюта всё не было. И вскоре уже даже я, почти влюбившийся в эту обстановку, не мог думать ни о чём, кроме этого салюта. Вплоть до того, что каждое событие вроде проплывающего мимо катера или просто какого-то звона воспринималось как сигнал к началу. Разговоры взрослых и вопли детей стали казаться громче, я почти ненавидел их за то, что разрушают прекрасный момент, потом стало холодно... Люди начали разбредаться, а я всё сидел и ждал. Ждал чего-то масштабного, способного встряхнуть и поразить до глубины души, поэтому простой фейерверк где-то вдалеке, на фоне огромного чёрного неба, разочаровал. И это всё? Всё, ради чего я пришёл сюда, ради чего так устал и замёрз? Да наш двор в Новый год и то красивее. А люди радовались.
Зато обратно мы шли по вполне живописным ночным улицам. Если бы не ноющий брат и мама, ворчащая, как везде грязно, прогулка была бы просто чудесной. Но и так хорошо, особенно с учётом того, что мог как обычно сидеть дома... Если подумать, всё как-то очень смешно получилось сегодня.
P.S. "...fears". И судя по тому, что теперь на аватарке не слово, а картинка, игра закончена. Что дальше?

23:44 

Старые друзья снова зашевелились. Понял вдруг, что они помнят меня другим человеком, хотя прошло не так много времени с момента, когда общение наше окончательно угасло. Год или около того. Я думал, будет как всегда сложно не быть тем, кого они во мне видят, но похоже мы настолько отдалились, что я утратил всякое представление о том, как они думают. У них у всех теперь тоже совсем другая жизнь, это проявляется только в мелочах, но не заметить перемены сложно. Очевидно, как раньше уже не будет, и мне совершенно всё равно. Впрочем, ничто не мешает нам собраться, хорошо провести время вместе и разбежаться снова в разные стороны.
Во вторник вечером Полинка вернулась в город, а сегодня мы уже пили чай, разговаривали, варили мыло и играли в монополию. Наверное, мне этого не хватало. Она совершенно искренне говорит, что скучала. А я... не знаю. В такие моменты вижу, что мои чувства выглядят блёклыми и почти несуществующими в сравнении с чувствами остальных людей. Наверное, глупо радоваться или расстраиваться из-за этого: вряд ли я могу что-то изменить. Да и нужно ли? Не знаю, можно ли сказать, что я скучал, но я совершенно точно рад, что она вернулась.
Тем временем аватарки другой подруги складываются во что-то типа "Sorry. I am lost. Soon I will be free from my..." — следующего слова пока нет. Зато понял, почему эта идея мне так симпатична: по сути продолжение игры — это хоть какая-то гарантия, что по прошествии времени она вернётся, а не исчезнет тихо, оставив вопросы без ответов. Иногда мне начинает казаться, что она перегибает палку и придаёт всему слишком большее значение, но, если подумать, я ведь только предполагать могу, что произошло. В любом случае, пусть разбирается сама. Я мог переборщить с нейтралитетом, когда чётких ориентиров не было, но на сей раз она попросила дать ей время на обдумывание. Так что мне остаётся только складывать слова и слушать песни, в которых всё меньше связи с этой ситуацией. Может, этой связи не было никогда, а может, она просто перестала быть для меня очевидной. Не знаю и не уверен, что стоит заморачиваться.
Последнее новое обстоятельство в жизни состоит в том, что у собаки начались проблемы с сердцем. Видимо, что-то серьёзное, но точно узнаем только в субботу. Думал, что уже привык к таким известиям (собак в семье было много, почти все жили долго и счастливо, но всё же в масштабе собачьей жизни), но всё равно его жалко. И совсем уж тяжело представлять, как ситуация выглядит с точки зрения собаки: он ведь не понимает, что происходит, ему просто плохо, и неизвестно, почему так и как долго это продлится. Ещё одна причина, по которой я не хочу заводить домашних животных.
В остальном всё спокойно, и ничего выдающегося не происходит.

02:52 

В голове крутятся обрывки образов, которые при других обстоятельствах можно было превратить в рассказы. Увы, нет никакого желания этим заниматься.
Заглянул на балкон двадцать второго этажа и обнаружил, что все надписи на стене закрасили. Всмотревшись, разглядел под краской маркер, но разобрать удалось не много. Некоторые из закрашенных фраз я совершенно точно не читал. Жаль. Я, конечно, туда не надписи на стене читать ходил, даже не всегда помнил, что они там есть, но потом обязательно замечал и начинал рассматривать. Вырванные из контекста моменты чужих жизней. Сам никогда так не выражал свои чувства, просто знаю, что не сработает, но не могу не думать о людях, которые пишут там какие-то фразы, зачастую смешные и пафосные, или цитаты из песен, которых я никогда не слышал. Нравится думать, что это не просто чужие каракули, преследующие единственную цель — отметиться, что был здесь, а какой-то жест отчаяния, последний оставшийся способ... что? совладать с разбегающимися мыслями? понять хоть что-то? привести в порядок чувства? Не знаю, но мне нравится думать, что в итоге у них всё получается. Так или иначе, стену снова испишут, а я, зайдя на балкон, снова буду читать всё подряд, представлять этих людей и думать несколько иначе.
Что-то меня занесло. Видимо, сказывается каша в голове. Жара что ли так действует? Странно.
Ещё один момент, относительно которого пока не хочу делать выводов. Подумав, что раз функции чувств и разума распределены через пень-колоду, и последний часто берёт на себя функции первых, решил просто решить не бояться людей. Потом сообразил, что вряд ли всё так просто и на листочке расписал все мысли на эту тему. Я бы рад сыронизировать по поводу этой гениальной тактики, но слова и так разбредаются кто куда, а начну пытаться — зависну до рассвета и не факт, что найду нужные. Потом, видимо, из чистого упрямства написал девушке, которая недавно добавилась в друзья в онлайн-игре, куда временами захожу от нечего делать. В итоге мы полдня обсуждали игры, книги, погоду, школу и другие мелочи жизни. Ещё одна возможность получить хоть какое-то представление о том, как живут другие люди, а то что не было затронуто ни одной серьёзной темы ничуть не огорчает, скорее наоборот, мне здорово не хватало именно таких безобидных разговоров. Теперь осталось выяснить: то что она не заставляет меня нервничать — это прогресс, или люди каким-то образом делятся на тех, с которыми разговаривать страшно и тех, с которым нет?
Неожиданно заметил, что вид из окна — это, оказывается, слишком личная тема. Мда. Впрочем, скорее всего, дело не в самом виде, а только в том, что с ним связано.
P.S. Вспомнил. Жара совершенно не виновата в том, что предложения как будто не собираются из слов, а медленно выплывают из тумана. Это я просто вчера в наушниках уснул. Всё ещё странно, но других объяснений нет.

Лоскутное одеяло

главная