• ↓
  • ↑
  • ⇑
 
23:59 

С самого начала года (учебного, само собой) не выдавалось буквально ни одной свободной минуты. Но вот я заболел, завтра не иду в школу, а значит могу делать что хочу. Например... домашку. Ну, или думать, что писать на ближайший конкурс сочинений. На кой чёрт я вообще соглашаюсь в них участвовать? Или покрасить вторую страничку комикса, которую сегодня рисовал на особенно скучных уроках. Или нарисовать что-нибудь из списка, который мне подкинула Полина. Или начать книжку, которую хотел. Мда, у меня столько свободного времени нет, сколько планов на него. Зато не трудно успевать выполнять обязанности, и вообще я какой-то ненормально бодрый в последнее время. Даже убивать по утрам почти не хочется, ужас. Думаю, это временное явление и рано или поздно меня отпустит, поэтому пока наблюдаю со стороны. Впрочем, самое важное всё равно ещё впереди: программирование начинается только с двадцатого. Опять новая группа, новая преподавательница, заново ко всем привыкать... А ещё я намерен подписаться на участие в какой-то нечеловечески пафосной олимпиаде по физике и информатике, которая может дать какие-то плюшки при поступлении. Не то чтобы я действительно на что-то рассчитывал, так, просто, почему бы и нет.
В школе в основном происходит всякая фигня, но радует, что никто сильно не давит по поводу экзаменов: можно по-прежнему о них не беспокоиться. А ещё, в связи с переводом Халвы в параллельный класс, в моей жизни сильно поубавилось общения с людьми. И это прекрасно, потому что желания активно с кем-либо взаимодействовать сейчас нет, наоборот, хочется тихо сидеть в углу и заниматься своими делами. Наслаждаюсь, пока есть возможность.
Мысли разбегаются, я даже не помню, чем занимался две недели. Видимо, делал домашнее задание. Ещё рисунок для Машки закончил, правда, не могу понять, нормально ли получилось: слишком долго смотрел на него. Написал стих, чего обычно не делаю, потому как разочаровался в них как в способе выражения мыслей и чувств. Все прочитавшие живы, что уже неплохой результат. Ещё было одно сочинение для конкурса, которое, вроде, неплохо вышло, но я всё же не могу сказать, что доволен. Никак не могу собраться с силами и дописать рассказ про зонтики. Уже поругался с информатичкой, пусть даже не я один такой. Хотел сходить на квирфест, но он 18+, так что ничего мне не светит. Вот, кажется, и всё.
Завтра, может, опять доползу сюда и напишу что-нибудь более внятное, но обещать не могу.

16:41 

Пошёл в школу на медосмотр, но всем было велено задержаться ради какой-то бесценной информации и репетиции первого сентября. Ничего во истину бесценного не сообщили, зато я узнал, когда и куда выходить с шариками. Почти час ради этого отсидел. А по сути нужны там были только люди, действительно задействованные в линейке: те, кто танцует, поёт, читает стихи... эээ... несёт первоклассницу. А так как я ничего из перечисленного делать не вызвался, я в числе группки таких же ничего не делающих людей просто выхожу в конце танца, чтобы постоять рядом с одноклассниками.
Немного удивляет, что остальные так легко соглашаются участвовать. И не похоже, что им это интересно или нужно, но всё равно соглашаются и на репетиции ходят. Странно, я как-то привык думать, что почти все считают это бессмысленной обязаловкой. Но почему тогда так мало людей отказывается? Неужели действительно хотят принять участие? Ко всему прочему Халва (не помню, упоминал ли момент, когда Клава стала Халвой, это, кажется, было вечность назад), с которой в школе я общался больше, чем с остальными и которая обычно выслушивала все мои комментарии по поводу того, какое это мероприятие наигранное и бессмысленное, перешла в параллельный класс, так что мне даже не с кем будет поговорить: больше никто, похоже, не поймёт. Впрочем, теперь задумываюсь, такое ли бессмысленное. Не знаю. Им хочется это делать, или они просто плывут по течению? Последнее кажется более вероятным. Сразу вспоминаю старших родственников, в спорах с которыми постоянно слышал этот совет. Плыть по течению, смириться с тем, что ничего не можешь изменить. Меня эта мысль всегда раздражала... Они изменились, переняв эту идею, или такими и были, а я просто слишком мало внимания обращал, чтобы заметить?
В общем, ясно только, что я буду чужим на этом празднике жизни. Зато, как и намеревался, буду наблюдать, думать, и шутить мрачные недошуточки, пусть и только в голове, потому что некому их рассказать. А ещё приду в чёрной рубашке, плевать, что просили в белых: у меня траур по счастливой и беззаботной жизни. Буду чувствовать себя сволочью, которая всё портит, но приду.

02:54 

Так уж вышло, что в последнее время (ну как последнее, всё лето, наверное) я слишком многое говорил вслух, поэтому потребность писать сюда отпадала, хотя произошло много всего. Не могу сказать, что это хорошо, но так было и пока ещё есть. С началом учебного года, думаю, всё вернётся на круги своя.
Осталось меньше недели, и никаких чувств по этому поводу. Своё я уже отнервничал и отгрустил, шутки про грядущую жизнь в коробке подошли к концу, теперь хочется только побыстрее со всем покончить: быстрее отпахать этот год, быстрее получить медаль, которая никогда не была мне нужна, но раз уж она даёт плюшки в виде дополнительных баллов, уже поздно демонстративно забивать на учёбу, быстрее написать все проверочные и сдать экзамены, быстрее уже куда-нибудь поступить. Говорят, в этом году может быть астрономия. Конечно, я думаю, что вводить её в одиннадцатом классе, когда все поголовно одержимы экзаменами — совершенно нелепая идея, лучше бы в восьмом, вместо рисования и музыки. Я думаю. Но мне уже плевать. Говорят, завуч, которая могла бы вести у нас географию и мучить всех тоннами домашки и проверочных, уволилась, и я думаю, что здорово не тратить драгоценное время на географию, по которой в старших классах всё равно проходится непонятно что, но искренней радости или хотя бы облегчения по этому поводу не ощущаю. Осталось продержаться год. Только год отделяет меня от жизни, уже не важно насколько лучшей, достаточно и того, что она будет другой. Всё остальное меркнет и бледнеет.
Иногда невольно оглядываюсь на прошедшие десять лет, пытаясь вспомнить, что же такого важного изучил. Были полезные вещи, были бесполезные. Была какая-то откровенная жесть вроде литературы Восточной Сибири: я, конечно, теперь при случае могу выпендриться, что читал эвенкийские сказки и якутский героический эпос, но случай такой выпадает редко, впечатляет это немногих, а два года в моей школе был предмет, где мы читали истории про людей, которые в загробном мире едят мозги, проходили сказки без морали и положительных персонажей (ещё и задания по ним выполняли), наизусть учили стишки для детей возраста ясельной группы, которые я помню до сих пор. В том чудесно составленном учебнике были и некоторые вменяемые и неплохо переведённые произведения, но, честно говоря, ничего такого, без чего я не мог бы прожить. Зато без чего ещё мог бы? Без кучи докладов по истории Санкт-Петербурга, которые надо было делать к каждому уроку. Опять же, без сообщений по музыке. Без контурных карт. Вообще. По всем предметам. Серьёзно, не припомню, чтобы они действительно помогли мне или кому-то из моих знакомых. Без множества таблиц по географии. Да, я знаю, где производят газетную бумагу и вагоны для электричек, но неужели это такая важная информация, что её необходимо помнить наизусть? Без доброй половины уроков технологии. Без ОБЖ, раз уж нас всё равно так и не научили оказывать первую помощь. Нет, мы были слишком заняты составлением конспектов... Перечислять можно долго. Однажды в пятом классе я осознал, что впереди ещё шесть лет школы, и ужаснулся. Сейчас четыре года из тех пяти позади, и я скорее в недоумении: это оно и было? И что? И зачем?
Ладно, к чёрту, думать надо о грядущем. Я не знаю, что буду делать в оставшиеся дни, из планов только купить акварель и закончить обещанный Машке рисунок. Ещё неплохо было бы отойти от последствий избытка людей в жизни: в этом плане прошедшее лето выдалось самым насыщенным. А потом... оказывается, наша параллель — юбилейный выпуск. Соответственно, было решено выпендриться. Заблаговременно начали учить танец к первому сентября. Сам я был только на одной репетиции, с которой благополучно слинял со знакомой из параллельного класса, предварительно договорившись с девушкой, ответственной за подготовку, что танцевать не буду. А вот что я буду делать, так это смотреть на страдания одноклассников первого числа. Потом начнётся последний учебный год, который обещает быть самым безумным, зато завершится тортом с фейерверками.

00:46 

Вообще, происходит много всего, но желания делиться особо нет. Не потому, что я такой жадный, просто... не знаю даже, как объяснить. Это что-то наподобие прогулок под дождём в одиночестве, которые останутся лишь моими воспоминаниями.
Однако сегодня я впервые был на концерте. Группы, у которой я знаю песни четыре. Нет, мне нравится музыка, нравится голос, даже тексты иногда, но в то же время почему-то не цепляет. Пошёл я главным образом, чтобы не упускать такой опыт и понять, отчего люди так тащатся. Ну, ещё с другом за компанию. Получилось... познавательно. Музыка была сильно громче, чем я ожидал, настолько, что звуковые волны можно было чувствовать всем телом. В какой-то момент даже за рёбра свои забеспокоился. И уши, само собой. По этой причине мне трудно было опознать даже знакомые песни. Хотя, похоже, такая проблема была только у меня: друг утверждает, что слышал всё примерно как на записях, разве что голос вокалиста тише звучал.
Смотрел на музыкантов. Они живые и всего в нескольких метрах. Даже странно. Поначалу просто пытался представить, что они чувствуют, выходя на сцену и выступая перед кучей народа. Наверное, я способен только теоретически это знать, но не понимать и, тем более, не чувствовать. Потом рассматривал световые эффекты. Затем переключился на людей. Они визжали, подпевали, тряслись под музыку, снимали видео. Я, наверное, всегда буду чувствовать себя немного чужим на таких мероприятиях: никакого желания визжать и дёргаться не возникает, восприятие не меняется, осознание происходящего никуда не девается. Даже подпевание знакомым песням особого кайфа не приносит, разве что немного забавно не слышать собственного голоса. С голосами, кстати, ещё одна забавная фишка: когда как следует закладывает уши, все люди звучат так, будто надышались гелием. А если много людей переговариваются, каждый о своём, звуки речи становятся такими... звенящими.
В итоге я устал от яркого света и громких звуков и сейчас немного никакой сижу. И в ушах звенит. Не жалею, что сходил, но не думаю, что пойду когда-нибудь ещё. Разве что это будет какой-нибудь совсем исключительный случай.
Возможно, когда немного приду в себя, вспомню что-нибудь ещё, но пока в голове больше ничего нет. А, и мне всё ещё интересно узнать, что же на концертах чувствуют другие люди.

01:43 

А вот и я с фоточками. Завтра улетаем, надеюсь закончить эту запись хотя бы до часу ночи.
Итак, в первый день мы просто болтались по городу. Первое впечатление было неоднозначным, но в центре определённо есть на что посмотреть. Меня лично особенно впечатлила площадь Победы, не знаю уж, чем именно. Наверное, фонтаном, очень уж их люблю. Есть несколько фоток, где я, честно стараясь излучать величие и эпичность, стою на его бортике (потом не очень величественно продолжил прогулку в забрызганной водой одежде), но фотки эти останутся со мной.
Из того, на что стоит посмотреть, там есть храм Христа Спасителя
и вот это здание
Просто фоточки и суровый трамвай, про который я писал
На второй день была экскурсия по пригородам Калининграда. Здесь одним из наиболее ярких впечатлений стало посещение смотровой площадки кирхи Святого Георгия в Правдинске. Путь туда был нелёгким: низкие проёмы, маленькие неудобные винтовые лестницы, с которых упасть — раз плюнуть, на некоторых участках пути так темно, что не видно даже ступенек и приходится идти на ощупь.
Собственно, фото, сделанное по пути на верх и несколько со смотровой площадки
На следующий день была запланирована обзорная экскурсия по городу, но до неё мы успели зайти в зоопарк. Я хотел посмотреть на условия содержания животных, чтобы в дальнейшем окончательно сформировать своё отношение к этому явлению. Тем не менее, никакого однозначного мнения у меня пока нет. Зато есть фотография енота.
Что до экскурсии по городу, к сожалению, у меня нет фотографий из районов старых вилл. А ведь они необыкновенно красивые, как игрушечные домики. Стоят, правда, как более чем настоящие...
Зато я смог запечатлеть Фридрихсбургские ворота , Кафедральный собор и могилу Канта
Четвёртый день — соответственно, Янтарный и Светлогорск. Вот, кстати, так впечатливший меня пляж в первом
И, да, Светлогорск. Курортный городок, в котором я временно обрёл место под солнцем. Во всяком случае, ощущения были именно такими.
Улица
Бывшая водонапорная башня, сейчас санаторий
Спуск к воде
Пляж, на мой взгляд, несколько менее впечатляющий
Сегодня ездили на Куршскую косу. Вдохновлённый вчерашней экскурсией, я представлял море и горячий песок. Однако что-то пошло не так: во-первых, оказалось, что большая часть косы покрыта лесом, а во-вторых, мы попали под сильный дождь.
Естественно, посетили и орнитологическую станцию, и "Танцующий лес" (участок, где у деревьев по какой-то причине искривлены стволы), дождь постепенно утих, а я только и думал, что о последней остановке в дюнах. Оказалось, не зря. Там было две смотровые площадки, и с обеих открывался потрясающий вид. Кто-то говорил, что надо ехать по хорошей погоде, потому что тогда песок искрится и видно синее море, но сегодня погода была пасмурной, а вода скрывалась в тумане, и, казалось, в мире передо мной нет ничего, кроме песка и редкой растительности. Я действительно не знаю, как описать эти чувства, думаю, своё сердце я целиком оставил где-то там. Впрочем, отращу ещё одно, в этом смысле я на редкость живучая тварь.
А фоточки со смотровой площадки на дюне "Эфа" вот.
Первая площадка
Дорога по лесу ко второй площадке
Вид со второй площадки
Вот и всё. То есть это, конечно, не всё, было ещё много чего интересного, просто эти события хотя и яркие, но мелкие, как песок здешних пляжей, поэтому для меня были скорее фоном того, о чём я пытался рассказать. Возможно, картина получилась неполной, но... я сделал всё, что мог. Как уже сказал, завтра возвращаемся в Питер.
Возможно, мне следовало с самого начала быть более открытым для новых впечатлений, вместо того, чтобы держаться за свои шаблоны и представления о том, как должно быть. Но, так или иначе, эти пять дней были удивительным.

21:10 

Ну, вот оно и пришло...

Вчера утром я встал в восемь, чтобы успеть позавтракать и доделать кое-какие мелочи. Несмотря на шесть часов сна против обычных восьми-девяти, убивать не хотелось, более того, чувствовал себя вполне бодрым, что в принципе не свойственно мне по утрам. Принтер шуршал, как обычно и шуршат принтеры, я внимательно перечитывал текст, исправлял дефисы на тире и "е" на "ё" там, где было необходимо. Ну, и вносил другие несущественные изменения. Где-то в районе девяти часов раздался звонок домофона. К этому времени всё уже было распечатано и аккуратно разложено в три стопки, крест-накрест, чтобы истории не смешались и не перепутались.
— Кто там? — спросил я, хотя прекрасно знал ответ: в тот момент ждал я только одного человека.
— Зомби, — ну, или не совсем человека. Впрочем, а чего ещё можно ожидать от того, кто спал всего три часа?
Потом был кофе, яичница и финальные штрихи в совместной работе, а именно расфасовывание листов в мультифоры в нужном порядке.
Однако гораздо большего обдумывания требует то, что было до этого. Где-то с месяц назад, если верить моему коллеге и товарищу по несчастью (сам я неважно ориентируюсь во времени), мы с упомянутым человеком объединились для совместной работы над подарком Машке. Идея написать о ней шестнадцать сказок (по числу прожитых лет) стукнула мне в голову немного раньше, а потому несколько историй к тому моменту уже были готовы. Собственно, объединились мы, когда, узнав об этой затее, мой друг захотел присоединиться. Опыта совместной работы именно на писательском поприще ни у кого из нас не было, но оттого перспектива вместе создать нечто интересное выглядела только более заманчивой.
В сказки мой друг привнёс множество шикарных персонажей, необычных волшебных существ и захватывающих сюжетов, а также парочку интересных концепций. Без всего этого выдуманный мир, ставший результатом совместной работы, был бы совершенно не тем. Но это всё — только объективно видимая часть результата. До сих пор я писал небольшие рассказы, которые никогда не были для меня чем-то удивительным, потому что... ну, их писал я, от начала и до конца, от проблеска мысли в голове и до последней строчки текстового файла. А теперь я мог со стороны наблюдать, как закручиваются сюжеты, как истории обрастают персонажами и деталями, как всё это передают прекрасно подобранные слова. В общем, от стиля "коллеги" я без ума. А ему, по собственному же заверению, больше нравится мой — забавная ситуация. И то, что я пишу, оказывается, действительно что-то значит, может вызывать какие-то чувства, влиять на людей... В каком-то смысле, новая информация: сам я никогда не воспринимал это всерьёз, скорее как милые пустячные истории, которые можно прочитать, улыбнуться и через пять минут забыть. Не воспринимал и едва ли начну, но теперь хотя бы теоретически буду допускать, что всё не так просто. В общем, для меня это была уникальная возможность, во-первых, посмотреть, как другой человек выдаёт идеи, которые никогда бы не пришли мне в голову, как эти идеи облекаются в набор букв, который при прочтении разворачивается обратно, как человек думает и видит, посмотреть, что он вкладывает в слова... А во-вторых, понять что-то о себе, получить представление, что сам делаю в такой ситуации.
Ах да, кроме сказок был ещё титульный лист — совершенно невозможный рисунок, выполненный чёрной гелевой ручкой. Если ничего не путаю, друг потратил на это больше тридцати часов жизни. Поэтому, кстати, на сон и осталось только три. Но результат выглядел соответственно: мне оставалось только смотреть, восхищаться и тщетно пытаться подобрать слова. Завершён шедевр был непосредственно перед выходом.
Дальше была охота за маршруткой, довольно долгий путь, целиком состоявший из разговоров, вручение подарка Машке и, собственно, празднование, но это всё уже не имеет отношения к теме. Так что, пожалуй, остаётся сказать только что мы планируем ещё что-нибудь написать вместе, когда отойдём от проделанной работы.

23:02 

Сегодня только закончил свою часть весьма объёмной работы, по завершении которой неоднократно угрожал с чистой совестью умереть. Последние несколько недель все силы были брошены на выполнение одной только этой задумки, поэтому я почти всё свободное время и все свободные мысли посвящал только ей. Кроме того, имел удовольствие наблюдать, как некоторые полезные привычки, которые в своё время вырабатывались методично и старательно, покидают меня за неимением сил, времени и просто потому, что не мог уделять им достаточно внимания. А что мог сделать я? Вздыхать, злиться, обещать себе, что потом каким-нибудь образом всё верну на свои места. Так вот, пришло время возвращать, потому как цель достигнута, а умирать совсем не хочется. Впрочем, события последних недель я систематизирую как-нибудь потом, когда придёт время, а впечатления устаканятся: есть над чем подумать, есть что принять к сведению.
Во внешнем мире, где жизнь всё это время шла своим чередом, всё-таки растаял снег. Потом выпал другой, но сегодня и он окончательно покинул улицы города, оставив лужи и грязь. А ещё было пять градусов тепла. Прекрасная погода. Нет, правда, без сарказма, прекрасная. Прохладный влажный воздух, серое, затянутое облаками небо, почти как осенью... Я, оказывается, скучал по всему этому. Впрочем, похоже, только я один: никто из моего окружения особой радости на выказал.
Что касается школы, в какой-то момент я заметил, что мозг расплавился, каша в голове пригорела, зато я наконец-то отлично вписался в окружающее безумие. В постоянном недосыпе, скучных уроках и вечных проверочных работах внезапно нашлось что-то умиротворяющее. Всё, перегрустил, перенервничал, перевозмущался — сил моих больше нет как-то реагировать, да и желания тоже. Вышли все, потому что было попросту не до того. Зато в очередной раз убедился, что ожидание каких-то неизбежных событий для меня гораздо более утомительно, чем сами события... Хотя вот на дом задавать всё-таки меньше стали, какая-никакая, а радость. По биологии недавно генетику начали. В прошлом году это была моя любимая тема: простая, логичная, обширных познаний в других областях не требующая (во всяком случае, на том уровне, на котором мы её изучаем) — красота. Но в этом году у нас другая учительница, неплохая как человек, но как преподаватель... Она и требования-то свои не всегда внятно формулирует. И вот, с одной стороны я прекрасно понимаю тему, а с другой — с трудом вникаю в её объяснения, и слушать действительно тяжело.
Ладно, всё доделал, на жизнь посетовал (и плевать, что не собирался), можно и спать идти.

23:38 

Поговаривают, где-то наступила весна. У нас... что ж, выпавший недавно снег сегодня и впрямь немного подтаял. Выглядит до ужаса нелепо.
А я в кои-то веки смог спокойно провести вечер. Не доделывая судорожно то, что не успел днём, не валяясь без сил, с трудом фокусируя взгляд пустых глаз на экране ноутбука, воспринимая мультфильм как череду сменяющих друг друга картинок, попутно злясь на себя за то, что впустую трачу время, не чувствуя себя сломанным, потому что где-то когда-то что-то произошло и нарушило работу каких-то важных механизмов... За время, проведённое в таком состоянии, из способов взаимодействия с миром остались только мрачные недошутки и рисуночки в блокноте с чёрными страницами. Надо исправлять.
Смотался в магазин за ленточками и бусинами, потому что обещал научить Лерку плести ловцы снов. Доделал задание по программированию, оставшееся с субботы, убедился, что написанную часть курсовой, то бишь саму программу, преподавательница пока не посмотрела (ох, как я буду плеваться, когда настанет время всё это оформлять, придумывать актуальность темы, перспективы развития и прочую дребедень)... И получилось как-то на удивление тихо и размеренно. А ещё грядёт итоговое сочинение по литературе. Направления сказали на прошлом уроке, они все какие-то унылые. Накидали список произведений, перечитывать которые нет вообще никакого желания сейчас. Просто из любопытства прикинул, какие из прочитанных мною книг Фрая (в силу некоторых обстоятельств эти сюжеты, образы и сам стиль написания уже долгое время обрывками болтаются среди фоновых мыслей) в какое направление можно впихнуть... И, чёрт, я могу любое сочинение с аргументами из его книг написать. Да и помню их лучше, чем школьную программу: всё-таки яркие образы, да и читал добровольно вместо заданных на лето произведений. Специально выяснил, так можно.
Так вдохновился, что за пару часов перечитал "Книгу Огненных Страниц", в своё время заставившую изрядно пострадать. Не так, как "Тихий Город", конечно, дочитав который я чувствовал себя разбитым, преданным и покинутым, отчасти, собственно, из-за описанных событий, отчасти потому, что эта книга значилась последней в серии, и я полагал, что так и закончится полюбившаяся история... эта концовка одновременно завораживала стройностью и логичностью и была какой-то слишком неожиданной, резкой, несмотря на сохранившийся стиль, отчего в итоге чувство детской обиды, вызванное осознанием, что всё обернулось не так, как я хотел, буквально сжирало изнутри. С "Книгой Огненный Страниц" всё обстояло немного иначе, поскольку я быстро заподозрил неладное, а потом только сильнее убеждался в своей правоте. Тем не менее, потрясение вышло довольно сильным, а наблюдать за переменами в привычном светлом и радостном мире было тяжело и угнетающе. Даже когда всё вроде бы разрешилось, одна несостыковка в сюжете — и сердце пропускает удар. Так и не понял, это я что-то путаю, или действительно маленькая незначительная ошибка закралась. Так было, когда я читал книгу в первый раз. И, в общем-то, мало что изменилось, разве что поверить в счастливый конец мне вдруг стало так же сложно, как главному герою, сам не знаю почему.
Вероятно, одиннадцатого мая я пойду в школу с полным рюкзаком любимых книг, ибо в библиотеке их нет, а десять минут на то, чтобы просмотреть текст и найти какие-то важные моменты — есть.

21:55 

В школьном курсе литературы было совсем немного произведений, которые хоть чем-то меня зацепили. Всё остальное — бесконечная череда уныния. Однако речь сейчас не о том: в конце концов, может, дело просто в моих предпочтениях, а кому-то всё это было по душе. Тащились же родственники по "Евгению Онегину" и "Герою нашего времени", которых я терпеть не мог...
До того, как мы начали изучать "Войну и мир", я знал только что в этом романе четыре тома. И что никто его не читал целиком. Собственно, все мои выводы основывались именно на этих двух фактах и, может, немного на разочаровании в произведениях школьной программы в целом, а потому желанием хотя бы начать читать я не горел. Потом на уроках мы начали обсуждать роман, и мне подумалось, что, может, что-то в этом и есть. Во всяком случае, там были продуманные и достаточно глубокие персонажи и какой-то сюжет. Тогда я принял решение хотя бы посмотреть, о чём столько говорят. В связи с ненормальными объёмами домашки свободного времени было не так много, а потому продвинулся я не шибко далеко, и выводов о самом произведении делать не хочу. Потому что речь о том, как мы его проходим.
Я читал спокойно "Войну и мир", когда была возможность: иногда дома, иногда на переменах в школе — пока по литературе нам не раздали карточки с темами, по которым надо подготовить сообщения. Подробные сообщения, с цитатами. Покончили с первой партией — получайте вторую. Так вот, вопросы выданной мне на сей раз карточки охватывают двадцать глав. И все они из третьего тома, который я ещё даже не открывал и в ближайшее время не открою. Мало того, что в принципе на чтение времени мало, так теперь я его ещё трачу на подготовку сообщения, которое по вышеозначенным причинам будет представлять собой смесь найденных на просторах интернета цитат и краткого содержания. Словами не передать, как обидно. А ещё обиднее, что так делают все, исключая, разве что, девушку, которая собирается сдавать ЕГЭ по литературе: она что-то читала. И в результате мы несколько уроков слушаем, как про роман рассказывают люди, его не читавшие. А потом ещё контрольные и сочинения по нему пишем.
Так было и с многими произведениями до "Войны и мира", некоторые из них даже были интересными, но негодование меня переполняет почему-то именно сейчас.
Опять почти весь день делал уроки. Одни только десять вариантов ЕГЭ по русскому чего стоят. Конечно, там были не все задания, но мне всё ещё кажется, что это много, а поскольку вопросы везде одинаковые, где-то на седьмом варианте это начинает походить на пытку. Алгебра ладно, по ней всегда завал. Ещё география... Мелочь, а опять время. Может, это со мной что-то не так?

02:22 

Внезапно осознал, что каникулы скоро закончатся, а после этого заметил весь бардак, который успел воцариться в жизни за это время.
Во-первых, режим дня, как это обычно и происходит, при первой же возможности вернулся в своё обычное состояние, которое меня вполне устраивает. Однако грядёт школа, а значит опять придётся перестраиваться, опять смиряться с необходимостью ложиться до двенадцати и вставать раньше полудня. Печально.
Во вторых, все каникулы я либо был занят, либо находился вне дома, и путь следования меня по комнате изменился, а центры какой-либо деятельности сместились. Поэтому на столе теперь, помимо обычных стопок учебников, ручек, листов, расписанной кружки и коробки со всякими ништяками, беспорядочно размещаются тетради, открытые в случайных местах, скотч, ножницы, пинцет, бутылёк спирта, спички, какая-то крышка, случайно найденная на улице игрушка и много чего ещё. На комоде валяются более важные вещи (что логично, он ведь стоит вплотную к кровати, где обычно валяюсь я): маркеры, книги, включая первый том "Войны и мира", план Эрмитажа, небольшой альбом из крафт-бумаги, карандаши, давно не пишущая ручка и прочие мелочи. Учебники тоже есть, но они вообще везде теперь, даже на полке рядом с телевизором. Там же блокнот с чёрными листами, который был куплен просто потому, что классный, и отложен до лучших времён за неимением достаточно интересных мыслей, которые в него можно было бы записывать. И белая ручка к нему. И непроливайка с кистью, вообще непонятно, с чего бы. Из чёрных гелевых ручек, которые я так люблю, осталась только одна рабочая, обитающая на столике для ноутбука, рядом с какими-то заданиями по геометрии, пособием по программированию, черновиком сочинения про смысл жизни по русскому и, собственно, ноутбуком (пожалуй, единственная вещь, которая осталась на месте).
Кстати, о ноутбуке. В окне браузера уже прочно поселилась куча вкладок с информацией для курсовой, вроде функций преобразования типов, обработки исключений и строковых методов (допишу — закрою все с чувством выполненного долга), и материалами для сообщения по литературе, коих тоже предостаточно. Открытые вордовские файлы и Visual Studio хотя бы глаза не мозолят.
И это надо будет хоть немного разгрести, потому что всё, закончилась беззаботная жизнь, послезавтра обратно в школу. Чувство времени, вероятно, погребено под последствиями инициированного каникулами Великого переселения вещей, и циферки на календаре в углу экрана, утверждающие, что прошла почти ровно неделя, вызывают только недоверие: либо пара дней, либо месяцев, какая неделя, о чём вы.
Где-то среди этого привычного и уютного беспорядка должна пролегать извилистая дорога в реальный мир. И как же не хочется, чтобы она случайно попалась на глаза и всё испортила.

18:17 

А я сегодня сообщение по обществознанию рассказывал про однополые семьи. Правда, большая часть людей, которых я хотел заставить задуматься, свалила в военкомат каких-то врачей проходить. Но и так неплохо. Всё было спокойно, вроде, одноклассники даже слушали. Хотя что они услышали — это другой вопрос, конечно.
Про возможность подготовить сообщение про какой-нибудь тип семьи историчка сказала ещё в прошлый четверг. Домашки и так было много, но я подумал, что это возможность в кои-то веки сделать что-то интересное и высказаться. После урока подошёл спросить и обсудить какие-нибудь спорные моменты, если таковые найдутся. В принципе, у меня был план действий на случай отказа, но она, поморщившись непрерывно минуты две, разрешила. При условии, что покажу текст и презентацию ей заранее. Оказалось чертовски легко, по сравнению с тем, чего я ожидал.
Кроме того, это была неплохая возможность прощупать родственников. Так, с бабушкой мы поругались в тот же день. Я не хотел ссориться, но и не ожидал, что она, не обладая вообще никакой информацией, сначала начнёт утверждать, что исследования, которые я приводил в качестве аргументов, врут, и только она знает истинную правду, а потом упрекать в том, что я специально что-то искал и читал по этой теме. Дальше в ход пошло "ты меня пугаешь", и "надеюсь, что твоя семья будет традиционной", и всё в таком духе. Оставалось дождаться реакции матери, которая, возвращаясь с работы, сначала заходит к бабушке. Мама всё-таки ближе к биологии, поэтому я рассчитывал, что реакция эта будет более адекватной. В каком-то смысле так оно и оказалось, хотя мне пришлось её успокаивать, говорить, что она нормальная мать и дело не в том, как она меня воспитывала. И что её не вызовут к социальному педагогу. Выяснил, что наши взгляды во многом совпадают, хотя определённый консерватизм в её словах прослеживался. Поэтому что такого сказала бабушка и чем её напугала, я так и не понял.
Работу я начал вечером четверга, закончил вечером пятницы. Исторички в школе не было ни в субботу, ни в понедельник, и только после уроков во вторник я показал ей презентацию и текст. Последний до этого видела бабушка, к моему удивлению, сказала, что информация хорошо подобрана и что я молодец. Подумал, что, возможно, действительно могу что-то изменить, и это стало каким-то лучиком света во всём происходящем. Историчка вчитывалась в каждую строчку, с учётом того, что обычно, если и смотрит работы заранее, то по диагонали. Пришла к выводу, что за пропаганду её не уволят, разрешила рассказывать перед классом. Задала несколько вопросов. Мне показалось, она призадумалась.
Сейчас, глядя, как всё обернулось, я вполне доволен: пока не знаю что, но что-то получилось. Восстановив события, понял, что мне тоже есть, над чем поразмыслить. Вот и отлично.

18:17 

В последнее время разрываюсь между стремлением обсудить с кем-то происходящее и нежеланием говорить вообще, которое отчасти вызвано подозрениями, что никому, кроме меня, оно не надо. А ещё в жизни отчаянно не хватает обнимашек. Учитывая, что до сих пор я никогда из-за этого не переживал... должно быть, дело в чём-то другом. Может, всему виной как раз то, что мне не с кем обсудить свои дурацкие задвиги. Однако эти три дня, что я не был в школе, позволили хоть как-то собраться и прийти в себя. Не могу сказать, что в порядке, но всё, по поводу чего загоняюсь в последнее время, второстепенно, так что жить можно. Завтра и послезавтра наконец-то уроки математики, а среду я снова пропущу.
Что до самой олимпиады... не совсем то, чего я ожидал. Это должны были быть творческие задания, но получилось больше похоже на то, как их видят в школе, когда учителю задание кажется оригинальным, а на деле — прорва работы, к тому же навевающей тоску. А в задании на знание школьной программы спрашивали про какие-то незначительные детали и факты, совершенно бесполезные, на мой взгляд. Впрочем, для тех, кто выбрал профессию, связанную с литературой, всё, наверное, не так.
Снова пришлось рано встать, поэтому я не выспался. Просидел за заданиями около четырёх часов, есть в это время можно было только шоколад. Думал, что теперь даже видеть его не смогу, но нет, оказывается, меня так просто не сломить: закончив с сочинениями и покинув аудиторию, пошёл к автомату с кофе и, не задумываясь, взял горячий шоколад. Двойной.
В коридоре нашёл своих знакомых, позже к компании примкнула ещё одна участница олимпиады. Слушая их разговоры, мог только удивляться, насколько мы не похожи. Они каким-то образом находили общие интересы и темы, а я только думал, старался понять, чувствовал себя лишним. Как будто до сих пор жили в разных мирах, а тут случайно встретились.
Очень беспорядочно всё, несмотря на попытки разобраться.

18:46 

Наверное, я любил бы Новый год больше, если бы отмечал его с друзьями. Потому что именно последние, несмотря ни на что, смогли создать лёгкое праздничное настроение. Поздравления, обнимашки, добрые слова... даже школьная дискотека, где я просидел всего минут десять, рассматривая пятна света на полу, которые из-за неровностей создавали впечатление, что вместо пола там бесконечное пространство, и немного жалея, что ни за что не смог бы радоваться, как остальные — всё это было действительно здорово. А общение с родственниками — это постоянное созерцание разделяющей нас пропасти. Обычно я либо молча грущу, слушая их разговоры, либо вмешиваюсь, чем только усугубляю ситуацию. Кроме того, мама уже усмотрела катастрофу планетарного масштаба в моём намерении встречать Новый год в футболке, а не "чём-то красивом". Потом выяснили, что я плохой, вредный и просто не хочу её порадовать. Чуть не поругались из-за этого, блин.
Тем не менее, всех, кто отмечает, с наступающим :)

20:33 

Снова про школу, и, надеюсь, эта тема исчерпана на какое-то время.

Как ни крути, школа — довольно существенная часть жизни. Поэтому то, что в этой части я вижу всё меньше смысла, не может не огорчать. В самом деле, учёба всё больше сводится к зазубриванию, а то немногое, что всё же объясняют, зачастую не имеет связи с реальностью. Например, мне всегда нравилась математика, но пока не попробовал разобраться в программировании, я знал только, что математика нужна, а вот для чего, что надо будет делать со всеми этими формулами, уравнениями, функциями и прочим, оставалось загадкой. Отчасти поэтому так сложно представить жизнь по окончании обучения.
Не так давно по физике мы проходили мгновенную скорость и мгновенное ускорение. Формулы для этих величин учительница написала через производные, хотя знала, что мы их ещё не проходили. Но она даже не попыталась объяснить, что это такое, поэтому в итоге имеем набор непонятных символов, которые нужно заучить. Что они означают, мне потом объяснил Максим, безо всяких формул и терминов, просто суть на пальцах. Оказалось, ничего сложного нет. Почему этого не сделала физичка — неизвестно.
Каждый год курс информатики начинается с кодирования информации и задач на мощность алфавита. Все эти задачи выглядят примерно одинаково: есть две святые формулы, в которые нужно подставлять данные значения. Думать при этом не обязательно. Я впервые столкнулся с этими задачами за год до того, как мы должны были начать тему, то есть в седьмом классе. Чисто случайно, решая что-то по информатике. Вот только в тех задачах, которые увидел я, рассматривались сигналы светофора, колода карт и всё в таком духе, поэтому я заинтересовался и расспросил учительницу. Не думаю, что были бы какие-то проблемы, узнай я это в восьмом классе, когда все задачи были сплошь на кодирование информации (тогда я сменил школу и, видимо, в новой была другая программа), но факт в том, что в этом году, когда мы наконец-то столкнулись с нестандартными задачами, почти никто не понимал, что делать. Потому что мы рассматривали формулу только в контексте кодирования текстовой, а позже — графической информации. И таких ситуаций очень и очень много.
Одной из моих любимых книг до сих пор остаётся "Вы, конечно, шутите, мистер Фейнман" отчасти благодаря изложенным в ней взглядам на образование, который меня буквально очаровал. Объяснения физических явлений с использованием реальных ситуаций, вроде поляризации света на примере бликов на воде в заливе, кажутся мне не только простыми и понятными, но и до невозможности красивыми.
Однако описанные в книге события имели место десятки лет назад, и с тех пор ничего не изменилось: мы по-прежнему решаем задачи, которым не видим применения в жизни. И мне интересно, насколько будет трудно увидеть связь между изученным в школе и реальной задачей, когда таковая всё же появится.

23:56 

Ходили с Полинкой на выставку роботов. Обычно я о роботах не думаю даже, а тут посмотрел и вспомнил, как это интересно.
Сразу присоединились к небольшой группе, которой проводили экскурсию работники выставки. Посмотрели на роботов-музыкантов, заходим в следующий зал, видим трёх жутковатых роботов. Первый просто внезапно хватает за руку, второй вроде как предсказывает будущее по руке (хотя над Полинкой он изрядно поиздевался: сначала просто её игнорировал, а потом заявил, что ни у кого не видел таких грязных рук) и проигрывает какую-то страшную мелодию (Полинка узнала в ней "Alice of Human Sacrifice"), а третий... Третьего звали Жора, и это самое страшное, что мы видели на той выставке, если вообще не во всей жизни. Жора представлял собой жёлто-оранжевое мусорное ведро с лягушачьими глазами, состоящими из красных светодиодов. "Подойди ближе... ближе..." - говорил он страшным низким голосом. Сразу вспоминается, как в детстве мама запрещала разговаривать с незнакомыми людьми: в моём представлении те люди должны были говорить именно так. "Опусти руку мне в рот, там тебя ждёт сюрприз", - само собой, он кусает вас за руку, но круглые глаза в этот момент выражают такую злость, что кажется, он рад бы был её совсем оттяпать... "Какая вкусная рука".
Потом было ещё много роботов, стреляющих, разговаривающих, фотографирующих... Был один боевой, весьма простенький и забавный. Мы немного побаловались очками виртуальной реальности, посмотрели танцы роботов, заказали рисующему роботу портрет Асоки Тано (вышло, кстати, здорово, робот не чета тому, которого мы когда-то собирали), получили свидетельство о браке и кольца в робо-загсе (собственно, ради колец всё и затевалось), посидели за раскрасочками и отправились делать робо-коробки. Идея довольно простая: обклеиваете коробку цветным скотчем так, чтобы получилась голова робота, глаза можно сделать из картонных колец, скотч на которых закончился. Работники выставки в качестве образцов сделали несколько коробок, только не роботов, а миньонов. Один был фиолетовый, я не в курсе почему. Пока мы возились со своими коробками, один ребёнок попросил забрать этого фиолетового миньона, сидевший там работник, естественно, отдал его. Это видел робот Борис. Судя по всему, он был не в восторге:
– Артур, ты отдал мою коробку.
– Какую коробку?
– Ты предатель.
– Какую коробку? – снова спросил работник, – Не понимаю, о чём ты говоришь.
– Злого миньона. Я видел.
Дальше Артур пытался отпираться, но робот стоял на своём, а потом и вовсе заявил, что расскажет всё Насте, которая будет ругаться. Диалог получился как с человеком., все реплики были к месту, а не просто случайно попадали. Мы с Полинкой посмеялись и вернулись к борьбе со скотчем, который с трудом резался затупившимися ножницами, Борис куда-то уехал. Потом вернулся, предлагал какой-то девушке с ним встречаться в тайне от её парня, но в итоге свёл всё к шутке. О чём-то ещё болтал с детьми, пока не пришла девушка, которая тоже там работала. "Настя, Артур отдал твою коробку. Злого миньона", - сказал ей Борис, и дальше они возмущались уже вдвоём. Я считаю, что эта ситуация была гораздо более показательной, чем все заученные роботами сценки и стихи. Очень хотелось бы знать, что и как там сработало.
Помнится, когда Максим узнал, что я собираюсь изучать программирование, он посоветовал в достаточно отдалённом пока будущем в качестве профессии искать что-то, связанное с искусственным интеллектом. Я, в принципе, уже тогда понимал, что он прав, но сегодня... в общем, если это было оно, я определённо хочу этим заниматься. Не знаю, смогу ли, но попытаться стоит.

21:41 

Купил мороженое, пошёл на балкон двадцать второго этажа. Сидел там, смотрел на город, такой игрушечный и такой настоящий. В голове крутились обрывки мыслей, песен и какие-то смутные образы, а реальность отступала на второй план. Потом заметил, что надписей на стене прибавилось с моего последнего визита. Какие-то цитаты, отдельные фразы с претензией на афористичность... Большая часть надписей была датирована двадцать третьим мая. Вообще-то ничего выдающегося, всё в духе "люблю и не могу забыть", но мне почему-то представилось, как написавшая это девушка сидела на этом же балконе, смотрела на те же домики, на которые смотрел сейчас я, на лохматые кроны деревьев и дорожки в парке. Захороненные где-то глубоко мечты шептали, что она, скорее всего, тоже была задумчивой и немного потерянной. Здравый смысл на это лишь закатил глаза, пробурчав, как же хорошо, что меня не было здесь двадцать третьего мая, а то этот прекрасный образ бы непременно разрушился.
Не знаю, сколько я там просидел, но, должно быть, часа полтора, не меньше. Солнце медленно ползло к горизонту, его лучи запутывались в лёгкой дымке, и становилось прохладнее. Тени тоже становились длиннее: в какой-то момент они полностью отвоевали парк, начали заползать на домики... Интересно, люди, которые живут на двадцать втором этаже чувствуют то же, глядя в окно? Или их это уже не завораживает? Я не стал рисковать: вдруг, если сидеть слишком долго, этот вид перестанет так на меня действовать. Кроме того, я замёрз.
Почему-то вспомнилось, как Машка один раз сказала, что пишу я лучше, чем рассказываю. На самом деле никогда не считал, что у меня есть какие-то выдающиеся способности в этой области, но, выходит, рассказываю я ещё хуже, чем пишу. Так вот... думаю, фишка в том, что пишу я просто так, в каком-то смысле - в никуда, а рассказываю непременно кому-то, поэтому поток мыслей приходится фильтровать, отсеивая то, что, как мне кажется, собеседнику будет неинтересно. Не очень понимаю, значит ли это что-то на практике, скорее всего нет.
Завтра экзамен по математике, а мне... не то чтобы лень, просто ужасно надоело. Хочется уже переключиться на что-то другое, а тут вот это всё. А ещё я опять не высыпаюсь, и поэтому быстро устаю.

15:23 

Я бы объявился ещё вчера, но, отравившись чем-то, весь вечер и большую часть ночи провалялся пластом. Больше всего однако обидно за потерянное время: всё, что можно было сделать вчера, придётся спешно делать сегодня.
Кроме того, меня безумно раздражает, что я не могу просто признаться, что со мной что-то не так, и выпить таблеточки. Нет, надо мучиться до последнего, пока не станет очевидно, что само ничего не пройдёт. То ли потому, что терпеть не могу, когда меня жалеют, то ли потому, что боюсь причинить кому бы то ни было беспокойство. Порой сам удивляюсь, откуда столько нелепых совершенно проблем.
Из-за того, что всё время то засыпал, то просыпался, не досмотрел документалочку про работу мозга. Обидно: стоило в очередной раз задуматься, насколько мы ограничены собственным восприятием, полезть за информацией по теме... А теперь надо срочно делать уроки, ибо завтра учебный день, а забить совесть не позволяет, убираться, в магазин идти и ещё много всякой ерунды, так что вряд ли досмотрю сегодня.
Вот-вот всё закрутится, начнётся эта суета с консультациями, а потом и экзаменами. Вчера, кстати, выяснилось, что в последнем задании устной части экзамена по английскому (монолог на полторы минуты) про аспекты, обозначенные в задании, надо говорить именно в том порядке, в котором они написаны. Ладно, может, это не всегда удобно, но большой проблемой не станет. Что меня поразило, так это то, что в самом задании даже намёка на это нет: там просто говорится, что вот про это, это и это надо сказать. А ещё не столь давно мы смотрели оборудование для экспериментальной части по физике... и наша училка сама не знает, как с ним работать. Мы тоже в глаза ничего такого не видели, хотя оборудование просто офигенное. Значит, за час, отведённый на эксперимент, придётся во всём разбираться. Плюс ко всему, новое оборудование закупили не во все школы, где будет проводиться экзамен, а это означает кучу сложностей при проверке работ. В общем, кажется, будет полнейший хаос.
По-хорошему, надо бы уже паниковать, но я только пишу стишки в четыре строчки про то, как мы все завалим экзамены, когда надо бы работать на уроке. Но, как ни крути, школа всё же отнимает очень много сил, как в физическом, так и в эмоциональном плане.
Как же не хочется сейчас ничего делать... Но, видимо, прошло время, когда это было позволительно.

16:39 

Хмм... ну, вот мне и шестнадцать. Большинство окружающих людей радуется этому событию даже больше, чем я, что, конечно, трогательно. Помимо семьи и друзей объявляются вдруг люди, от которых я вообще ничего не ожидал: удивительно, что они всё ещё помнят, что я где-то есть. Сегодня отмечаем с семьёй, завтра с друзьям пойдём. Кажется, я всё же убегался с этим, хотя не сказать, что надо было много делать. С другой стороны, я уже очень давно предпочитал лежание на диване празднованию... Вообще, довольно противоречивые чувства: какая-то часть меня всё удивляется, как быстро летит время, другая в это время вопрошает что-то типа "Ещё только шестнадцать? Как так-то?", а в итоге ничего не меняется, что логично.
В остальном, ничего интересного: вчера не успел купить ленточки, потому что магазин закрылся раньше, чем должен был, а в парикмахерской всё нет краски, родственники также не упустили шанс укорить меня в равнодушии к школе... Однако жизнь прекрасна, пока в ней есть место творчеству, книгам и музыке.
Сейчас сижу в своей комнате с ноутбуком, пишу это и слышу обрывки разговора из гостиной. Клонит в сон то ли от усталости и недосыпа, то ли от бокала шаманского, то ли от всего вместе. Однако надо идти есть торт. Даже не знаю, почему мне так важно было написать об этом здесь, видимо, дневники со всеми сидящими здесь людьми уже стали важной частью моей жизни. Слишком быстро, но я уже говорил, что непростительно легко доверяю письмам в любом виде.

22:05 

Год заканчивается, а по литературе вдруг задали выучить семь стихов. Радует только, что в их числе один стих Цветаевой, да ещё и выбрать можно, какой именно учить. Поэтому я одолжил у бабушки сборник и почти весь день читал. Большинство стихов просто красивые, но некоторые чем-то цепляют, их хочется вдумчиво перечитывать, сначала про себя, а потом и вслух. И всё равно остаётся чувство, как будто что-то ускользает. Завораживающе.
Я читал, и в какой-то момент из книги выпало вложенное туда письмо. Пожелтевший от времени листок в клетку, исписанный неровным почерком. Возможно, это было нехорошо с моей стороны, но я всё же прочитал. Адресовано письмо было моему дедушке. Не буду пересказывать содержание, потому что оно не имеет особого значения. Что в каком-то смысле выбило меня из колеи, так это то, что автору, фамилии которого я так и не разобрал, было очень страшно. И хотя прямо о своих чувствах он почти не говорил, всё письмо было пронизано этим страхом и какой-то безысходностью. Я не знаю, что происходило с этим человеком до событий, о которых он рассказывал, не знаю, что стало с ним потом; это просто один момент из чужой жизни, один момент, пропитанный этой непонятной мне боязнью и потерянностью. И, пожалуй, мне жаль, что я уже не смогу ничего ему сказать.
Вообще, письма и текстовые сообщения почему-то находят у меня больший отклик, чем устная речь. Вплоть до того, что если мы с человеком переписываемся, я начинаю доверять ему сильно быстрее, чем если бы мы общались вживую. А ведь по логике всё должно быть наоборот. Наверное, это осталось с детства, когда у меня было много друзей в интернете и почти никого - в реальности. Хотя и здесь бывают исключения, конечно, Полинка - живой тому пример.
До сих пор не могу перестать радоваться, что в последнее время всё... не хорошо, не спокойно, а просто именно так, как я это и представлял. И до сих пор мне кажется, что такая жизнь вот-вот закончится. Наверное, так оно и будет, но кто сказал, что это непременно плохо?

20:42 

Ощутив приближение конца четверти родственники опять начали незаметно донимать меня по поводу оценок. То есть это они думают, что незаметно. А я слушаю и не понимаю, во-первых, зачем им это, а во-вторых, почему тогда в первой половине года, когда я больше походил на выжатый лимон, чем на человека, всё те же люди советовали мне забить на школу. И вот я более или менее разобрался, что происходило, ещё раз посмотрел на ситуацию и всё-таки забил. Только смог свободно вздохнуть, и на тебе. Тогда я исходил из того, что проблемы по большей части надуманы, но, видимо, не все. Иначе зачем, зачем снова и снова возвращаться к теме не понимания даже, а оценок? И о чём они думали в начале года? Что я послушаю-послушаю, а потом продолжу изводиться? Хотя гораздо более вероятно, что они просто хотят всего и сразу. Увы, тут наши интересы не совпадают, и назад я не вернусь, потому что только почувствовал себя живым. Одним из главных аргументов было то, что я столько старался, а значит, теперь нельзя так просто всё бросить. Довольно странная мысль. Ну, старался. Потом понял, что оно того не стоит, и решил не растрачивать силы и время попусту. Вообще, мне кажется, они в очередной раз раздувают трагедию из ничего.
В школе всё также донимают работами и подготовкой к экзаменам, куда ж без неё. Кажется, на настоящий экзамен я приду в полуовощном состоянии, потому что всё это настолько достало, что меня уже абсолютно не интересуют результаты, только бы все отстали...
Решил повнимательнее присмотреться к Канаде в плане иммиграции. И хотя пока мне там всё нравится, выводы делать ещё рано. Одновременно начало постепенно доходить, на что я замахнулся... не страшно, пожалуй, но всё-таки волнующе, аж дух захватывает от собственной наглости.
А ещё я как-то незаметно перестал чувствовать себя уставшим, в том смысле, что нет больше такого состояния, когда не хочется делать вообще ничего, а чтобы собраться и всё-таки что-то предпринять приходится прилагать колоссальные усилия. Может временный эффект праздников, а может что-то ещё, но думать об этом я буду, если ситуация изменится. А пока - только ловить момент и жить.

Лоскутное одеяло

главная